gainsboro
История вашингтонских хаски. Часть 3: Джим Оуэнс
Немногим достаётся главный пост в команде, когда тебе меньше тридцати. Главное в этом деле - не сойти с ума... В 1957 году вакансия на "Хаски Стэдиум" казалась самоубийством. Скандал с незаконными выплатами студентам всё ещё не утихал, даже наоборот. Фанаты готовы уничтожать любого, кто провалится в их любимой команде. Испытательный срок, во время которого нельзя быть приглашённым в боулы, продолжался. Другие команды конференции тоже испытывают не лучшие времена. Даже компенсацию услуг достойной не назовёшь - $15,000 за год (на сегодняшний день - чуть выше 135 тысяч долларов). Но Джим Оуэнс то ли от незнания, то ли от настоящей решимости заявил: "Я остаюсь". Первый сезон Оуэнса должен был стать самой настоящей проверкой на прочность. А она началась с того, что Оуэнс устроил боевые условия на базе команды. Как проходила одна из предсезонных тренировок - узнаем из воспоминаний Карвера Гэйтона, одного из игроков того состава "Хаскис": Оуэнс сразу же установил строжайший режим и использовал грубый и дисциплинированный подход к тренировкам. Некоторые игроки ненавидели это; другие, как я, приветствовали вызов. В начале сезона 1957 года, во время одной из наших тренировок во второй половине дня в августе, Тренер Оуэнс очень рассердился и разочаровался в ходе тренировки. Следует отметить, что температура составляла 90 градусов при уровне влажности, близком к 90 процентам. После полуторачасового скриммиджа он заставил команду пройти серию коротких пробежек, на которые ушло не менее двух часов. Нам было запрещено пить воду. Мало кто из нас точно помнит, как долго это продолжалось. Эта тренировка теперь известна как печально известный «Марш смерти». К концу дня я потерял около 15 фунтов, многие игроки потеряли сознание, по крайней мере, шесть человек были доставлены в больницу, и, как оказалось, некоторые из них вышли из команды из-за этого. Позже Джим Оузнс пожалел, что провёл "Марш смерти". Конечно, после такого ада на военной базе вместо тренировочной не всё удавалось на поле игрокам (3-6-1), но при новом главном тренере удалось провести сильный набор рекрутов. Уже на следующий год вчерашние фрешмэны играли против самых настоящих тяжеловесов - Миннесоты, Огайо Стейт и всех команд рассыпающейся на глазах Тихоокеанский конференции. Хотя команда не смогла показать результат (3-7), эти парни смотрелись достойно, особенно на выезде в Коламбус против Огайо Стейт (7:12). 1959 год, как уже отмечалось в прошлой части рассказов, начался с официального закрытия Тихоокеанской конференции, хотя самые пострадвшие школы уже договорились о создании новой конференции, куда по итогу вошли Калифорния, Стэнфорд, UCLA, USC и Вашингтон, и такая конференции называлась (неофициально) "Большая пятёрка" по аналогии с "Большой десяткой" и "Большой семёркой". Настало время очищать свои имена от позора? Да. Чуть повзрослевшие парни в новом сезоне оступились лишь однажды - у себя дома против Южной Калифорнии (15:22). Поскольку "троянцы" сами оступились в конце, хотя до этого шли непобедимыми, то в Лос-Анджелес на Роуз Боул был приглашён именно "Вашингтон". А после того, как "Вашингтон Стейт" был разгромлен всухую, Джим Оуэнс наконец приобрёл заслуженную популярность и ему были подарены ключи от города. Не остались без внимания и игроки: бегущего Джона МакКету и одноглазого квотербека Боба Шлоредта до сих вспоминают добрым словом. Но в том году"Хаскис" считались андердогом против висконсинских "барсуков" из "Большой десятки", команды которой доминировали в Роуз Боуле на протяжении многих лет. Поклонникам "Хаскис" было всё равно - 40 тысяч одетых в пурпурное и золотое посетили Южную Калифорнию, а суммарно игру посетили более та тысяч человек. После первой четверти (17:0) стало понятно, что "Вашингтон" своего не отдаст. Игра так и закончилась: 44:8, и "Хаскис" впервые в своей истории победили в Роуз Боуле. Через год ситуация повторилась - вновь единственное поражение в первой половине сезоне (на этот раз от "Флота", 14:15) и "Хаскис" снова пригласили в Роуз Боул. Но лёгкой жизни им точно не видать - в Пасадену приехали миннесотские "золотые суслики", которые также проиграли лишь раз и рассматривались как лучшая команда в стране, но уже в первой половине "Хаскис" занесли 17 очков и преимущества не отпустили... ...но игра запомнилась не этим. Во время выхода оркестра университета Вашингтона на Роуз Боуле должна была пояиться надпись "HUSKIES", составленная из карточек, но буквы появились в обратном порядке. А вскоре и вовсе появилась надпись "CALTECH", студенты которого и стоят за такой оригинальной выходкой. После такой игры стало понятно, что Миннесоте не быть чемпионом. Проблема в том, что чемпионство в студенческом футболе присуждается разными организациями, в том числе и по опросам журналистов, тренеров, а также по результатам исследований игр, компьютерному алгоритму, комитету выборщиков, но не самой NCAA. Такая схема до сих пор порождает споры - из недавнего можно вспомнить "чемпионство" Южной Флориды в 2017 году, которая провела сезон без поражений, включая победу на Обёрном. Но в 1961 году детали были немного другие - опрос журналистов AP не обновлялся по итогам боулов, а поэтому Миннесота с результатом 8-2 считается национальным чемпионом по итогам сезона 1960 года наравне с ещё четырьмя командами - Айовой, Миссиссиппи, Миссури и Вашингтоном. После того сезона Оуэнс, несмотря на интерес со стороны многочисленных команд, решил остаться в Сиэтле, заодно за большую компенсацию возложив на себя обязанности спортивного директора Вашингтонского университета. Команда в последующие сезоны играла примерно на уровне 6-4 или 7-3, другими словами - нормально, даже хорошо, но как-то несерьёзно. Хотя они смогли выйти в Роуз Боул ещё раз, в 1964 году против Иллинойса. В 1968 году команда постелила ковёр вместо газона поставила искусственное покрытие поля - на тот момент лишь двух стадионах высшего дивизиона студенческого футбола использовалось покрытие AstroTurf - "Нейланд Стэдиум" университета Теннесси и "Астродоум" университета Хьюстона (да, тот самый, где играли и в бейсбол, и в футбол, и во что угодно). Но в команде в это время были куда более интересные вещи... После того, как 4 апреля в Мемфисе был убит Мартин Лютер Кинг, во многих командах появлялась так называемая "чёрная сила", отстаивающая права темнокожих людей, и мимо университетов такое просто не могло пройти мимо. 14 темнокожих игроков "Хаскис" потребовали назначить Анатолия Бышовца главным тренером уволить тренера, использующего слово на букву "Н" и нанять темнокожего тренера. В итоге был приглашён Карвер Гэйтон, хотя тот уже пять лет не был связан с футболом, но играл за "Хаскис" и даже стал, по его словам, "первым афроамериканским тренером в университете Вашингтона" и "сделал немало для того, чтобы команда снова выиграла Роуз Боул". У Гэйтона было очень много разных обязанностей - по его словам, его день начинался в 7 утра и заканчивался в час ночи, 7 дней в неделю. Он принимал участие в объединении темнокожих и светлокожих игроков, в участии всех игроков в жизни темнокожих в Сиэтле, к нему шли рекруты - по итогам сезона 1968 года он помог привлечь в команду 45 игроков, из которых 10 - темнокожие. Казалось бы, жизнь налаживается? Нет. На поле команда провела худший за последние 10 лет сезон (3-5-2), Оуэнс снял с себя обязанности спортивного директора, напряжение между темнокожими и светлокожими тренерами было по-прежнему очень велико. Новый сезон начался не лучше - первые семь матчей были проиграны, можно сказать, в одни ворота. Джим Оуэнс заставил принять клятву верности всем 80 игрокам команды. Тренер встретился лично, один-на-один с каждым футболистом и потребовал от них "100%-ой безусловной преданности ему, команде и университету". По итогам четверо игроков были отсранены от команды - все были темнокожими. Спортивный директор Джо Кирни мог бы уволить Оуэнса, но боялся оттока денег из университета, а когда была следующая домашная игра со Стэнфордом, тренера поприветствовали овациями 48 тысяч зрителей. Уволить тренера с таким влиянием было бы самоубийством... ...а давление на темнокожих игроков не ослабевало, хотя троих игроков восстановили в команде. Они получали угрозы от жителей по всему городу. Страдали и тренеры - неизвестный ударил по личу дочь тренера Оуэнса. Карвер Гэйтон получал угрозы ему и его семье чуть ли не со всей страны. И так было не только в Вашингтоне - похожие ситуации наблюдаются и в Миннесоте, и в Индиане, и в Вайоминге. Организации и движения за равные права призывали к бойкоту университета Вашингтона как расистского. В начале 1971 года дело дошло до того, что и президент университета Чарльз Эдегор мог уволить Оуэнса, который, как оказалось, замечен за расистским поведением ещё 8 лет назад, но совет директоров просто не был готов к такому радикальному шагу. Не стоит забывать, что Джим Оуэнс считался весьма харизматичным тренером. Сейчас, да и тогда, в случае неудачи была прямая дорога на телевидение. Он всегда смотрел прямо в глаза собеседнику, улыбался и тот верил тому, что он говорит. Джим Оуэнс часто проводил время в Калифорнии, подыскивая для команды игроков - тренеры команд часто отмечали его притягательность и честность. Разумеется, будут люди, которые запомнят его как расиста. Был ли он таковым на самом деле? К сожалению, этого мы уже не узнаем... А на поле появился новый квотербек, вполне достойный того, чтобы из-за него университет получил прозвище Quarterback U - Сонни Сикскиллер. Но в 1970 году он пока только дебютант, и то из-за того, что два других квотербека сломаны, да и есть доля отчаяния после сезона со всего лишь одной победой в 10 играх. Первая игра для парня с маленького города и сразу перед 52 тысячами человек; он просто начал бросать... и казалось, что он не останавивался. В первой же игре против "Мичиган Стейт" потомок вождя племени Чероки бросил мяч на 276 ярдов из 598 набранных его нападением, а "Вашингтон" выиграл 42:16. Хотя почти всю свою историю "Хаскис" играли выносом, именно в начале 1970-х Джим Оуэнс начал перестройку игры на пас, чтобы максимально полно использовать Сикскиллера. Задумка удалась - Сонни сыграл три сезона с общим результатом 20-8, стал обладателем всевозможных пасовых рекордов. Его рекорд по ярдам за карьеру в "Хаскис" (5496 ярдов) побьют только через 23 года, в 1995 году, а по пасовым тачдаунам (35) - ещё через три года. Сонни Сикскиллер не был здрафтован ни в одну команду НФЛ, но потался пробиться в составе "Рэмс" и играл в крайне неуспешной World Football League. Квотербек сейчас работает заместителем генерального директора на радиостанции, посвящённой своей альма-матер. К сожалению, дальше команда не смогла удержать результаты - следующие два сезона были весьма удручающими - 2-9 и 5-6. Вскоре после игры с "Вашингтон Стейт", которой традиционно заканчивают сезон "Хаскис", 47-летний Джим Оуэнс объявил, что собирается уйти с поста главного тренера, и что это чисто его решение. Он не стал рассказывать о своих планах на будущее, но уже известно, что он более никогда не станет главным тренером. В 2003 году в его честь воздвигнули статую у входа на стадион, а на церемонии извинился перед теми игроками, которых исключил из команды в 1969 году. Умер в 2009 году у себя дома в Монтане в окружении близких.
0.00
14
0

gainsboro
История вашингтонских хаски. Часть 3: Джим Оуэнс
Немногим достаётся главный пост в команде, когда тебе меньше тридцати. Главное в этом деле - не сойти с ума... В 1957 году вакансия на "Хаски Стэдиум" казалась самоубийством. Скандал с незаконными выплатами студентам всё ещё не утихал, даже наоборот. Фанаты готовы уничтожать любого, кто провалится в их любимой команде. Испытательный срок, во время которого нельзя быть приглашённым в боулы, продолжался. Другие команды конференции тоже испытывают не лучшие времена. Даже компенсацию услуг достойной не назовёшь - $15,000 за год (на сегодняшний день - чуть выше 135 тысяч долларов). Но Джим Оуэнс то ли от незнания, то ли от настоящей решимости заявил: "Я остаюсь". Первый сезон Оуэнса должен был стать самой настоящей проверкой на прочность. А она началась с того, что Оуэнс устроил боевые условия на базе команды. Как проходила одна из предсезонных тренировок - узнаем из воспоминаний Карвера Гэйтона, одного из игроков того состава "Хаскис": Оуэнс сразу же установил строжайший режим и использовал грубый и дисциплинированный подход к тренировкам. Некоторые игроки ненавидели это; другие, как я, приветствовали вызов. В начале сезона 1957 года, во время одной из наших тренировок во второй половине дня в августе, Тренер Оуэнс очень рассердился и разочаровался в ходе тренировки. Следует отметить, что температура составляла 90 градусов при уровне влажности, близком к 90 процентам. После полуторачасового скриммиджа он заставил команду пройти серию коротких пробежек, на которые ушло не менее двух часов. Нам было запрещено пить воду. Мало кто из нас точно помнит, как долго это продолжалось. Эта тренировка теперь известна как печально известный «Марш смерти». К концу дня я потерял около 15 фунтов, многие игроки потеряли сознание, по крайней мере, шесть человек были доставлены в больницу, и, как оказалось, некоторые из них вышли из команды из-за этого. Позже Джим Оузнс пожалел, что провёл "Марш смерти". Конечно, после такого ада на военной базе вместо тренировочной не всё удавалось на поле игрокам (3-6-1), но при новом главном тренере удалось провести сильный набор рекрутов. Уже на следующий год вчерашние фрешмэны играли против самых настоящих тяжеловесов - Миннесоты, Огайо Стейт и всех команд рассыпающейся на глазах Тихоокеанский конференции. Хотя команда не смогла показать результат (3-7), эти парни смотрелись достойно, особенно на выезде в Коламбус против Огайо Стейт (7:12). 1959 год, как уже отмечалось в прошлой части рассказов, начался с официального закрытия Тихоокеанской конференции, хотя самые пострадвшие школы уже договорились о создании новой конференции, куда по итогу вошли Калифорния, Стэнфорд, UCLA, USC и Вашингтон, и такая конференции называлась (неофициально) "Большая пятёрка" по аналогии с "Большой десяткой" и "Большой семёркой". Настало время очищать свои имена от позора? Да. Чуть повзрослевшие парни в новом сезоне оступились лишь однажды - у себя дома против Южной Калифорнии (15:22). Поскольку "троянцы" сами оступились в конце, хотя до этого шли непобедимыми, то в Лос-Анджелес на Роуз Боул был приглашён именно "Вашингтон". А после того, как "Вашингтон Стейт" был разгромлен всухую, Джим Оуэнс наконец приобрёл заслуженную популярность и ему были подарены ключи от города. Не остались без внимания и игроки: бегущего Джона МакКету и одноглазого квотербека Боба Шлоредта до сих вспоминают добрым словом. Но в том году"Хаскис" считались андердогом против висконсинских "барсуков" из "Большой десятки", команды которой доминировали в Роуз Боуле на протяжении многих лет. Поклонникам "Хаскис" было всё равно - 40 тысяч одетых в пурпурное и золотое посетили Южную Калифорнию, а суммарно игру посетили более та тысяч человек. После первой четверти (17:0) стало понятно, что "Вашингтон" своего не отдаст. Игра так и закончилась: 44:8, и "Хаскис" впервые в своей истории победили в Роуз Боуле. Через год ситуация повторилась - вновь единственное поражение в первой половине сезоне (на этот раз от "Флота", 14:15) и "Хаскис" снова пригласили в Роуз Боул. Но лёгкой жизни им точно не видать - в Пасадену приехали миннесотские "золотые суслики", которые также проиграли лишь раз и рассматривались как лучшая команда в стране, но уже в первой половине "Хаскис" занесли 17 очков и преимущества не отпустили... ...но игра запомнилась не этим. Во время выхода оркестра университета Вашингтона на Роуз Боуле должна была пояиться надпись "HUSKIES", составленная из карточек, но буквы появились в обратном порядке. А вскоре и вовсе появилась надпись "CALTECH", студенты которого и стоят за такой оригинальной выходкой. После такой игры стало понятно, что Миннесоте не быть чемпионом. Проблема в том, что чемпионство в студенческом футболе присуждается разными организациями, в том числе и по опросам журналистов, тренеров, а также по результатам исследований игр, компьютерному алгоритму, комитету выборщиков, но не самой NCAA. Такая схема до сих пор порождает споры - из недавнего можно вспомнить "чемпионство" Южной Флориды в 2017 году, которая провела сезон без поражений, включая победу на Обёрном. Но в 1961 году детали были немного другие - опрос журналистов AP не обновлялся по итогам боулов, а поэтому Миннесота с результатом 8-2 считается национальным чемпионом по итогам сезона 1960 года наравне с ещё четырьмя командами - Айовой, Миссиссиппи, Миссури и Вашингтоном. После того сезона Оуэнс, несмотря на интерес со стороны многочисленных команд, решил остаться в Сиэтле, заодно за большую компенсацию возложив на себя обязанности спортивного директора Вашингтонского университета. Команда в последующие сезоны играла примерно на уровне 6-4 или 7-3, другими словами - нормально, даже хорошо, но как-то несерьёзно. Хотя они смогли выйти в Роуз Боул ещё раз, в 1964 году против Иллинойса. В 1968 году команда постелила ковёр вместо газона поставила искусственное покрытие поля - на тот момент лишь двух стадионах высшего дивизиона студенческого футбола использовалось покрытие AstroTurf - "Нейланд Стэдиум" университета Теннесси и "Астродоум" университета Хьюстона (да, тот самый, где играли и в бейсбол, и в футбол, и во что угодно). Но в команде в это время были куда более интересные вещи... После того, как 4 апреля в Мемфисе был убит Мартин Лютер Кинг, во многих командах появлялась так называемая "чёрная сила", отстаивающая права темнокожих людей, и мимо университетов такое просто не могло пройти мимо. 14 темнокожих игроков "Хаскис" потребовали назначить Анатолия Бышовца главным тренером уволить тренера, использующего слово на букву "Н" и нанять темнокожего тренера. В итоге был приглашён Карвер Гэйтон, хотя тот уже пять лет не был связан с футболом, но играл за "Хаскис" и даже стал, по его словам, "первым афроамериканским тренером в университете Вашингтона" и "сделал немало для того, чтобы команда снова выиграла Роуз Боул". У Гэйтона было очень много разных обязанностей - по его словам, его день начинался в 7 утра и заканчивался в час ночи, 7 дней в неделю. Он принимал участие в объединении темнокожих и светлокожих игроков, в участии всех игроков в жизни темнокожих в Сиэтле, к нему шли рекруты - по итогам сезона 1968 года он помог привлечь в команду 45 игроков, из которых 10 - темнокожие. Казалось бы, жизнь налаживается? Нет. На поле команда провела худший за последние 10 лет сезон (3-5-2), Оуэнс снял с себя обязанности спортивного директора, напряжение между темнокожими и светлокожими тренерами было по-прежнему очень велико. Новый сезон начался не лучше - первые семь матчей были проиграны, можно сказать, в одни ворота. Джим Оуэнс заставил принять клятву верности всем 80 игрокам команды. Тренер встретился лично, один-на-один с каждым футболистом и потребовал от них "100%-ой безусловной преданности ему, команде и университету". По итогам четверо игроков были отсранены от команды - все были темнокожими. Спортивный директор Джо Кирни мог бы уволить Оуэнса, но боялся оттока денег из университета, а когда была следующая домашная игра со Стэнфордом, тренера поприветствовали овациями 48 тысяч зрителей. Уволить тренера с таким влиянием было бы самоубийством... ...а давление на темнокожих игроков не ослабевало, хотя троих игроков восстановили в команде. Они получали угрозы от жителей по всему городу. Страдали и тренеры - неизвестный ударил по личу дочь тренера Оуэнса. Карвер Гэйтон получал угрозы ему и его семье чуть ли не со всей страны. И так было не только в Вашингтоне - похожие ситуации наблюдаются и в Миннесоте, и в Индиане, и в Вайоминге. Организации и движения за равные права призывали к бойкоту университета Вашингтона как расистского. В начале 1971 года дело дошло до того, что и президент университета Чарльз Эдегор мог уволить Оуэнса, который, как оказалось, замечен за расистским поведением ещё 8 лет назад, но совет директоров просто не был готов к такому радикальному шагу. Не стоит забывать, что Джим Оуэнс считался весьма харизматичным тренером. Сейчас, да и тогда, в случае неудачи была прямая дорога на телевидение. Он всегда смотрел прямо в глаза собеседнику, улыбался и тот верил тому, что он говорит. Джим Оуэнс часто проводил время в Калифорнии, подыскивая для команды игроков - тренеры команд часто отмечали его притягательность и честность. Разумеется, будут люди, которые запомнят его как расиста. Был ли он таковым на самом деле? К сожалению, этого мы уже не узнаем... А на поле появился новый квотербек, вполне достойный того, чтобы из-за него университет получил прозвище Quarterback U - Сонни Сикскиллер. Но в 1970 году он пока только дебютант, и то из-за того, что два других квотербека сломаны, да и есть доля отчаяния после сезона со всего лишь одной победой в 10 играх. Первая игра для парня с маленького города и сразу перед 52 тысячами человек; он просто начал бросать... и казалось, что он не останавивался. В первой же игре против "Мичиган Стейт" потомок вождя племени Чероки бросил мяч на 276 ярдов из 598 набранных его нападением, а "Вашингтон" выиграл 42:16. Хотя почти всю свою историю "Хаскис" играли выносом, именно в начале 1970-х Джим Оуэнс начал перестройку игры на пас, чтобы максимально полно использовать Сикскиллера. Задумка удалась - Сонни сыграл три сезона с общим результатом 20-8, стал обладателем всевозможных пасовых рекордов. Его рекорд по ярдам за карьеру в "Хаскис" (5496 ярдов) побьют только через 23 года, в 1995 году, а по пасовым тачдаунам (35) - ещё через три года. Сонни Сикскиллер не был здрафтован ни в одну команду НФЛ, но потался пробиться в составе "Рэмс" и играл в крайне неуспешной World Football League. Квотербек сейчас работает заместителем генерального директора на радиостанции, посвящённой своей альма-матер. К сожалению, дальше команда не смогла удержать результаты - следующие два сезона были весьма удручающими - 2-9 и 5-6. Вскоре после игры с "Вашингтон Стейт", которой традиционно заканчивают сезон "Хаскис", 47-летний Джим Оуэнс объявил, что собирается уйти с поста главного тренера, и что это чисто его решение. Он не стал рассказывать о своих планах на будущее, но уже известно, что он более никогда не станет главным тренером. В 2003 году в его честь воздвигнули статую у входа на стадион, а на церемонии извинился перед теми игроками, которых исключил из команды в 1969 году. Умер в 2009 году у себя дома в Монтане в окружении близких.
0.00
14
0

gainsboro
История вашингтонских хаски. Часть 3: Джим Оуэнс
Немногим достаётся главный пост в команде, когда тебе меньше тридцати. Главное в этом деле - не сойти с ума... В 1957 году вакансия на "Хаски Стэдиум" казалась самоубийством. Скандал с незаконными выплатами студентам всё ещё не утихал, даже наоборот. Фанаты готовы уничтожать любого, кто провалится в их любимой команде. Испытательный срок, во время которого нельзя быть приглашённым в боулы, продолжался. Другие команды конференции тоже испытывают не лучшие времена. Даже компенсацию услуг достойной не назовёшь - $15,000 за год (на сегодняшний день - чуть выше 135 тысяч долларов). Но Джим Оуэнс то ли от незнания, то ли от настоящей решимости заявил: "Я остаюсь". Первый сезон Оуэнса должен был стать самой настоящей проверкой на прочность. А она началась с того, что Оуэнс устроил боевые условия на базе команды. Как проходила одна из предсезонных тренировок - узнаем из воспоминаний Карвера Гэйтона, одного из игроков того состава "Хаскис": Оуэнс сразу же установил строжайший режим и использовал грубый и дисциплинированный подход к тренировкам. Некоторые игроки ненавидели это; другие, как я, приветствовали вызов. В начале сезона 1957 года, во время одной из наших тренировок во второй половине дня в августе, Тренер Оуэнс очень рассердился и разочаровался в ходе тренировки. Следует отметить, что температура составляла 90 градусов при уровне влажности, близком к 90 процентам. После полуторачасового скриммиджа он заставил команду пройти серию коротких пробежек, на которые ушло не менее двух часов. Нам было запрещено пить воду. Мало кто из нас точно помнит, как долго это продолжалось. Эта тренировка теперь известна как печально известный «Марш смерти». К концу дня я потерял около 15 фунтов, многие игроки потеряли сознание, по крайней мере, шесть человек были доставлены в больницу, и, как оказалось, некоторые из них вышли из команды из-за этого. Позже Джим Оузнс пожалел, что провёл "Марш смерти". Конечно, после такого ада на военной базе вместо тренировочной не всё удавалось на поле игрокам (3-6-1), но при новом главном тренере удалось провести сильный набор рекрутов. Уже на следующий год вчерашние фрешмэны играли против самых настоящих тяжеловесов - Миннесоты, Огайо Стейт и всех команд рассыпающейся на глазах Тихоокеанский конференции. Хотя команда не смогла показать результат (3-7), эти парни смотрелись достойно, особенно на выезде в Коламбус против Огайо Стейт (7:12). 1959 год, как уже отмечалось в прошлой части рассказов, начался с официального закрытия Тихоокеанской конференции, хотя самые пострадвшие школы уже договорились о создании новой конференции, куда по итогу вошли Калифорния, Стэнфорд, UCLA, USC и Вашингтон, и такая конференции называлась (неофициально) "Большая пятёрка" по аналогии с "Большой десяткой" и "Большой семёркой". Настало время очищать свои имена от позора? Да. Чуть повзрослевшие парни в новом сезоне оступились лишь однажды - у себя дома против Южной Калифорнии (15:22). Поскольку "троянцы" сами оступились в конце, хотя до этого шли непобедимыми, то в Лос-Анджелес на Роуз Боул был приглашён именно "Вашингтон". А после того, как "Вашингтон Стейт" был разгромлен всухую, Джим Оуэнс наконец приобрёл заслуженную популярность и ему были подарены ключи от города. Не остались без внимания и игроки: бегущего Джона МакКету и одноглазого квотербека Боба Шлоредта до сих вспоминают добрым словом. Но в том году"Хаскис" считались андердогом против висконсинских "барсуков" из "Большой десятки", команды которой доминировали в Роуз Боуле на протяжении многих лет. Поклонникам "Хаскис" было всё равно - 40 тысяч одетых в пурпурное и золотое посетили Южную Калифорнию, а суммарно игру посетили более та тысяч человек. После первой четверти (17:0) стало понятно, что "Вашингтон" своего не отдаст. Игра так и закончилась: 44:8, и "Хаскис" впервые в своей истории победили в Роуз Боуле. Через год ситуация повторилась - вновь единственное поражение в первой половине сезоне (на этот раз от "Флота", 14:15) и "Хаскис" снова пригласили в Роуз Боул. Но лёгкой жизни им точно не видать - в Пасадену приехали миннесотские "золотые суслики", которые также проиграли лишь раз и рассматривались как лучшая команда в стране, но уже в первой половине "Хаскис" занесли 17 очков и преимущества не отпустили... ...но игра запомнилась не этим. Во время выхода оркестра университета Вашингтона на Роуз Боуле должна была пояиться надпись "HUSKIES", составленная из карточек, но буквы появились в обратном порядке. А вскоре и вовсе появилась надпись "CALTECH", студенты которого и стоят за такой оригинальной выходкой. После такой игры стало понятно, что Миннесоте не быть чемпионом. Проблема в том, что чемпионство в студенческом футболе присуждается разными организациями, в том числе и по опросам журналистов, тренеров, а также по результатам исследований игр, компьютерному алгоритму, комитету выборщиков, но не самой NCAA. Такая схема до сих пор порождает споры - из недавнего можно вспомнить "чемпионство" Южной Флориды в 2017 году, которая провела сезон без поражений, включая победу на Обёрном. Но в 1961 году детали были немного другие - опрос журналистов AP не обновлялся по итогам боулов, а поэтому Миннесота с результатом 8-2 считается национальным чемпионом по итогам сезона 1960 года наравне с ещё четырьмя командами - Айовой, Миссиссиппи, Миссури и Вашингтоном. После того сезона Оуэнс, несмотря на интерес со стороны многочисленных команд, решил остаться в Сиэтле, заодно за большую компенсацию возложив на себя обязанности спортивного директора Вашингтонского университета. Команда в последующие сезоны играла примерно на уровне 6-4 или 7-3, другими словами - нормально, даже хорошо, но как-то несерьёзно. Хотя они смогли выйти в Роуз Боул ещё раз, в 1964 году против Иллинойса. В 1968 году команда постелила ковёр вместо газона поставила искусственное покрытие поля - на тот момент лишь двух стадионах высшего дивизиона студенческого футбола использовалось покрытие AstroTurf - "Нейланд Стэдиум" университета Теннесси и "Астродоум" университета Хьюстона (да, тот самый, где играли и в бейсбол, и в футбол, и во что угодно). Но в команде в это время были куда более интересные вещи... После того, как 4 апреля в Мемфисе был убит Мартин Лютер Кинг, во многих командах появлялась так называемая "чёрная сила", отстаивающая права темнокожих людей, и мимо университетов такое просто не могло пройти мимо. 14 темнокожих игроков "Хаскис" потребовали назначить Анатолия Бышовца главным тренером уволить тренера, использующего слово на букву "Н" и нанять темнокожего тренера. В итоге был приглашён Карвер Гэйтон, хотя тот уже пять лет не был связан с футболом, но играл за "Хаскис" и даже стал, по его словам, "первым афроамериканским тренером в университете Вашингтона" и "сделал немало для того, чтобы команда снова выиграла Роуз Боул". У Гэйтона было очень много разных обязанностей - по его словам, его день начинался в 7 утра и заканчивался в час ночи, 7 дней в неделю. Он принимал участие в объединении темнокожих и светлокожих игроков, в участии всех игроков в жизни темнокожих в Сиэтле, к нему шли рекруты - по итогам сезона 1968 года он помог привлечь в команду 45 игроков, из которых 10 - темнокожие. Казалось бы, жизнь налаживается? Нет. На поле команда провела худший за последние 10 лет сезон (3-5-2), Оуэнс снял с себя обязанности спортивного директора, напряжение между темнокожими и светлокожими тренерами было по-прежнему очень велико. Новый сезон начался не лучше - первые семь матчей были проиграны, можно сказать, в одни ворота. Джим Оуэнс заставил принять клятву верности всем 80 игрокам команды. Тренер встретился лично, один-на-один с каждым футболистом и потребовал от них "100%-ой безусловной преданности ему, команде и университету". По итогам четверо игроков были отсранены от команды - все были темнокожими. Спортивный директор Джо Кирни мог бы уволить Оуэнса, но боялся оттока денег из университета, а когда была следующая домашная игра со Стэнфордом, тренера поприветствовали овациями 48 тысяч зрителей. Уволить тренера с таким влиянием было бы самоубийством... ...а давление на темнокожих игроков не ослабевало, хотя троих игроков восстановили в команде. Они получали угрозы от жителей по всему городу. Страдали и тренеры - неизвестный ударил по личу дочь тренера Оуэнса. Карвер Гэйтон получал угрозы ему и его семье чуть ли не со всей страны. И так было не только в Вашингтоне - похожие ситуации наблюдаются и в Миннесоте, и в Индиане, и в Вайоминге. Организации и движения за равные права призывали к бойкоту университета Вашингтона как расистского. В начале 1971 года дело дошло до того, что и президент университета Чарльз Эдегор мог уволить Оуэнса, который, как оказалось, замечен за расистским поведением ещё 8 лет назад, но совет директоров просто не был готов к такому радикальному шагу. Не стоит забывать, что Джим Оуэнс считался весьма харизматичным тренером. Сейчас, да и тогда, в случае неудачи была прямая дорога на телевидение. Он всегда смотрел прямо в глаза собеседнику, улыбался и тот верил тому, что он говорит. Джим Оуэнс часто проводил время в Калифорнии, подыскивая для команды игроков - тренеры команд часто отмечали его притягательность и честность. Разумеется, будут люди, которые запомнят его как расиста. Был ли он таковым на самом деле? К сожалению, этого мы уже не узнаем... А на поле появился новый квотербек, вполне достойный того, чтобы из-за него университет получил прозвище Quarterback U - Сонни Сикскиллер. Но в 1970 году он пока только дебютант, и то из-за того, что два других квотербека сломаны, да и есть доля отчаяния после сезона со всего лишь одной победой в 10 играх. Первая игра для парня с маленького города и сразу перед 52 тысячами человек; он просто начал бросать... и казалось, что он не останавивался. В первой же игре против "Мичиган Стейт" потомок вождя племени Чероки бросил мяч на 276 ярдов из 598 набранных его нападением, а "Вашингтон" выиграл 42:16. Хотя почти всю свою историю "Хаскис" играли выносом, именно в начале 1970-х Джим Оуэнс начал перестройку игры на пас, чтобы максимально полно использовать Сикскиллера. Задумка удалась - Сонни сыграл три сезона с общим результатом 20-8, стал обладателем всевозможных пасовых рекордов. Его рекорд по ярдам за карьеру в "Хаскис" (5496 ярдов) побьют только через 23 года, в 1995 году, а по пасовым тачдаунам (35) - ещё через три года. Сонни Сикскиллер не был здрафтован ни в одну команду НФЛ, но потался пробиться в составе "Рэмс" и играл в крайне неуспешной World Football League. Квотербек сейчас работает заместителем генерального директора на радиостанции, посвящённой своей альма-матер. К сожалению, дальше команда не смогла удержать результаты - следующие два сезона были весьма удручающими - 2-9 и 5-6. Вскоре после игры с "Вашингтон Стейт", которой традиционно заканчивают сезон "Хаскис", 47-летний Джим Оуэнс объявил, что собирается уйти с поста главного тренера, и что это чисто его решение. Он не стал рассказывать о своих планах на будущее, но уже известно, что он более никогда не станет главным тренером. В 2003 году в его честь воздвигнули статую у входа на стадион, а на церемонии извинился перед теми игроками, которых исключил из команды в 1969 году. Умер в 2009 году у себя дома в Монтане в окружении близких.
0.00
14
0
0.00
16
0
0.00
16
0
0.00
16
0
0.00
19
0
0.00
19
0
0.00
19
0
0.00
22
0
0.00
22
0
0.00
22
0
0.00
13
3
0.00
13
3
0.00
13
3
0.00
3
1
0.00
3
1
0.00
3
1
Скоро появится больше материалов. Напишите свой!