Футбол / мойлюбимыйспортсмен

koaalобновлен
Алкоголь и футболь. Джордж Бест – между Светом и Тьмой
Умирающий человек беспомощно лежал на постели. Его немигающий взгляд уставился в потолок, чья слепящая белизна ударяла по глазам, заставляя постоянно прищуриваться. Боль в правом боку пронизывала все беспомощное тело и становилась нестерпимой, когда добиралась до сердца. Казалось, что чей-то кулак сжимает его со всей силы, после чего «мотор» начинал работать с перебоями. И тогда у пациента Королевского госпиталя Лондона имени Кромвеля холодело тело. Все начиналось с ног, потом спина, грудь… В ушах появился гул. Перед глазами замелькали словно бы пузырьки от газированной воды, которые своим бесконечным потоком то медленно поднимались вверх, то так же не спеша опускались вниз. В подобные минуты страх овладевал человеком, талантом которого восхищался весь мир, неравнодушный к футболу. Ведь так хотелось жить. Очень хотелось жить. До умопомрачения! И в голову тут же приходили мысли: «Боже! Прости меня, грешного. Прости, и помоги. Даю слово, больше НИКОГДА не прикасаться к алкоголю и вести аскетический образ жизни. Боже, услышь меня. Услышь, пойми и прости!». «Для Беста есть трансплантант, бегом его на операцию!». И перед глазами «звезды» мирового футбола, устремленными вверх, быстро замелькали лампы дневного света на потолке госпитального коридора. Его каталка буквально летела в сопровождении медсестер с белыми повязками на лице, отчего те выглядели таинственно, и еще более привлекательно. Джорджу на миг показалось, что его окружают одалиски его собственного гарема. И так снова захотелось жить, что просто спасу нет. ЖИТЬ с большой буквы, что для Беста ассоциировалось со словами пить, любить, шутить и бить. Только вот в последнее время удары по мячу, которые приводили в дикое восхищение весь футбольный мир, сменились ударами по лицу его жены, что вызывало только осуждение всей общественности. Беста положили на операционный стол, надели маску на лицо. Еще минута, и «звезда» под воздействием наркоза устремится к звездам своего сознания. Все это хорошо. Тем более что после укола боль из тела исчезла. Только вот яркий свет операционных ламп неприятно слепил глаза. И вдруг в ушах снова раздался пронизывающий гул, который начинался только тогда, когда холодело все тело. А потом наступила кромешная тьма… Но гул все не затихал. Хотя звук его явно изменился и стал таким знакомым и привычным. Да это же гул пассажирского самолета! Бест открыл глаза. Он сидит в салоне авиалайнера. Вокруг так же спокойно восседают в своих креслах пассажиры и занимаются своими делами. Кто книгу читает, кто коньячок попивает, а кто и попросту спит. Правда, вот одеты люди как-то странно, будто бы фильм кто-то про начало 1960-х годов снимает. Дамочка, сидевшая рядом, открыла свою косметичку и начала прихорашиваться, время от времени улыбаясь Джорджу и пуская глазами бесики, когда их взгляды пересекались. Бест мельком увидел свое изображение в зеркальце, и оторопел: «Что? Неужели это я?», - и быстро вырвал из рук своей соседки косметичку, что очень напугало девушку. Но «звезда» мирового футбола не обращал никакого внимания на реакцию красавицы. Он с недоумением уставился на свое изображение в зеркале, откуда на него смотрел совсем юноша. Еще далеко не «звезда» мирового футбола, а щупленький паренек с «битловской» прической. «Так это же я в 17 лет!», - осенила Беста мысль. Он тут же вспомнил, как о нем высказался главный тренер молодежной сборной Северной Ирландии Норманн Керриган: «Он похож на то, чем я мог бы чистить свой мундштук». Вспомнил, и улыбнулся: - Извините, - примирительно улыбнулся своей спутнице Бест, возвращая ей косметичку, - Я вас не напугал? - Не-е-ет, что вы, - тут же засветилась улыбкой девушка от проявленного к ней внимания красавца-парня, - Извините за бестактность, а как вас зовут? - Лучший! – был кратким ответ. - The Best? – засмеялась красавица. - Бест, Джордж Бест, - скопировал молодой человек Агента 007, фильмы про которого ему очень нравились. Особенно последний, «Из России с любовью». Девушка, судя по всему, тоже видела вторую часть Бондианы. Она легонько взяла за локоть своего соседа, и с напускной таинственностью прошептала ему на ушко: - И вы сейчас летите на очередное секретное задание? - Скорее, возвращаюсь из задания. - Которое вы успешно выполнили? - Именно так! - Опять обезвредили террористическую организацию, типа СПЕКТРа? - Типа того, - улыбнулся Бест, - Обезвредил противника, забив в его ворота один гол из пяти. - Так вы футболист «Манчестер Юнайтед»? – всплеснула от восторга руками подруга, - А обыграли «Бернли» - 5:1, не так ли? - Именно так! – загордился Дордж, и решил подбросить хвороста в разгоравшийся огонь соблазнения красотки, - Мало того, ты летишь на самолете, который специально лично для меня зафрахтовало руководство клуба! - Потрясающе! – восхитилась девушка, - Это правда? - Истинная правда! - Бест пристально посмотрел в привлекательное личико своей спутницы, - Я тебе открою страшную тайну, - девушка в это время вплотную придвинулась к симпатичному парню, - Я не Рождество убежал из Манчестера домой, в Белфаст. А наши в это время без меня влетели «Бернли» по самое нехочу – 1:6. Так вот я согласился вернуться на ответную встречу только при условии, если меня потом сразу же отправят на самолете обратно, домой, к моей семье! - Что, так любишь своих родителей? - Жить без них не могу! А еще без своих четырех сестер и брата. - Как это мило, - прослезилась сентиментальная красавица, попивая коньячок, и уже готовая на все ради своего соседа. Ведь он мужчина, парень, который оселицво… олисецворяет (тут девушка подумала, что с коньяком она, пожалуй, немного переборщила) собой новую судьбу мужчины женских грез. Это молодой парень. И не просто молодой парень, а молодой парень при деньгах. К тому же футболист. И не просто футболист, а игрок известного на всю Британию и Европу клуба Мэтта Басби. Да и просто красавец. К тому же очень любит свою семью. Какое же девичье сердце перед таким набором позитивных качеств устоит? - Вот с этого момента и начнем! – Джордж Бест вдруг резко услышал строгий голос из ниоткуда, доносящийся от сгустка яркого света в кромешной темноте, где и очутился бывший футболист «Манчестер Юнайтед». - Где это я? – поинтересовался он. - Это место называют по-разному, - ответил тот же строгий голос, - Здесь решается судьба людских душ. Куда им направляться дальше – в Свет, или в Темноту. - Рай, или Ад? - Можно и так сказать. - А вы тогда кто? - Каждый меня видит в том обличие, в котором представляет. Кто Апостолом Петром, кто Хароном, а кто и своей Мамой, это если помыслы чисты. - Я очень любил свою маму, - грустно произнес Бест. - Да, любил. Энн Уизерс. У тебя ведь ее спортивные гены. В молодости играла в хоккей на траве. Умерла от алкоголизма, не дожив и до шестидесяти лет. - Но почему я вас вижу только как большой сгусток яркого света? – задал вопрос Бест, изо всех сил пытаясь представить себе свою умершую маму. - Да потому что ты не веришь ни в Бога, ни в дьявола! Хотя играл за «красных дьяволов», и дьявол сидел внутри тебя, стоило только принять алкоголь. Или вот случай с требованием к руководству «Манчестер Юнайтед» сразу же после Рождества в конце декабря 1963 года, что сыграешь с «Бернли» только при условии, если тебе сразу же после матча предоставят самолет, который доставит тебя домой к семье в Белфаст. И это в 17 лет! Что в тебе тогда говорило? Ирландское упорство, переходящее в упрямство, передавшееся от отца? Молодецкая заносчивость? Или ты попросту «завзездел» в столь юном возрасте? Это ведь грех, и сей поступок идет тебе в минус. Хотя он нивелируется любовью к семье и тем же юным возрастом, в котором большинство людей испытывают невероятную тягу к родным местам. Родительский дом, начало начал, ты в жизни моей надежный причал… - Вы правы, я очень скучал по своей семье и родительскому дому… - Вот поэтому тот поступок, тебя, семнадцатилетнего, не идет тебе ни в минус, ни в плюс, - произнес голос, доносящийся с яркого Света в кромешной Тьме, - А теперь будем определять, куда тебя направлять… И перед взором Беста пошли картинки из его жизни. Яркой, блистательной, но в то же время, непутевой. - Здесь ты молодой, неизбалованный успехами подросток, которого заметили скауты «Манчестер Юнайтед». - Да, я когда был маленький, так с мячом почти не расставался. На улице – играл мячом в футбол. Дома – мяч всегда возле меня. Даже засыпал в обнимку с мячом, как с любимой игрушкой. - А как неистово ты тренировался, что в юности, что в более зрелом возрасте. Для того чтобы лучше владеть мячом, играл с теннисным мячиком. Ведь если его укротишь, то с его футбольным собратом точно будешь на «ты». - Было время, - печально произнес Джордж Бест, и понурил свою буйную голову. - Вот поэтому за твою настойчивость в тренировках, и вообще преданность футболу – тебе огромный плюс. Но пойдем дальше. И снова замелькали картинки из жизни Беста.- Стоп, - приказал строгий голос - Так это же триумф нашей команды в Кубке европейских чемпионов, когда мы в финале на «Уэмбли» обыграли «Бенфику» с Эйсебио в составе! Я еще первый гол в дополнительное время забил, – у Беста при таких воспоминаниях радостно заблестели глаза, - Тогда счастливее меня не было человека на всем белом свете.- Именно так! А еще двумя годами ранее в четвертьфинале Кубка чемпионов «красные дьяволы» после минимальной победы дома (3:2), буквально поиздевались в Лиссабоне над этой же «Бенфикой» и с тем же Эйсебио в составе – 5:1. И первые два гола уже к двенадцатой минуте провел ты. За что и получил от португальских журналистов прозвища «O Quinto Beatle» и «О Quinto Diablo». А ведь ты действительно был похож как на пятого «битла» в жизни, и по прическе, и по «звездности», и по манере себя держать на публике. Так и на дьявола на поле, потому что мог сотворить мистическое чудо под названием «Гол», которое вызывало бурю восхищения среди всех поклонников «Манчестер Юнайтед», да и просто футбольных болельщиков, и море горя для соперники их почитателей - А вот и главный твой успех, пик карьеры. «Золотой мяч» лучшему футболисту Европы 1968 года!- Да-а такое не забывается - Хотя вот в сборной Северной Ирландии у тебя не было особых успехов… - Ну, не мог же я на себе сам вытянуть всю команду. - А ты знаешь, Джордж, что когда ваша сборная вышла на чемпионат мира 1982 года, то тренер Билли Бингем всерьез рассчитывал взять тебя, 36-летнего ветерана, в Испанию. Только вот ты уже всемерно пребывал во власти «зеленого змия». И твое пребывание в команде могло только нанести ей вред, в смысле единства и дисциплины. Ведь во время столь долгого пребывания на турнире ты бы не удержался от приема алкоголя. - И не поспоришь… - А вот твой ровесник, с которым ты успел поиграть, вратарь Пат Дженнингс, в свои 37 лет удачно исполнил роль дядьки для молодняка. Кстати, Северная Ирландия в Испании, кроме того, что сенсационно вышла во второй групповой раунд и там до последнего матча претендовала на выход в полуфинал, так и еще Норман Уатсайд стал самым младшим игроком на Мундиалях. Когда он дебютировал в сборной в матче против Югославии, ему было ровно 17 лет и 41 день. Так пал рекорд самого Пеле. Только вот тебя, Бест, от этого праздника футбола отстранил твой любимый джин-тоник.- Да, устранил... - Ты что, за «империю зла» играл? – голос из яркого Света зазвучал железными нотками. Не любили не небесах атеистов, отрицавших само существование Бога, но, в то же время, скрыто посещавших церковь и натихаря отмечавших многие религиозные праздники. Так что Советский Союз на грани Тьмы и Света фигурировал как «империя зла» задолго до знаменитого выступления американского президента Рейгана в 1983 году.- Против, - парировал Джордж Бест, - Да и СССР лично я «империей зла» никогда не считал. Бывал я в Москве, когда против русских осенью 1971 года играл. Приветливые люди, красивые девушки, отличная водка, да и еще если под черную икру, - и «звезда» футбола закатал глаза от приятных воспоминаний, а потом засмеялся, - Только вот автомобили у них никудышние. В чем-то они нас опережают, в чем-то мы их... - «Для меня быть на поле, как быть на сцене. Мне столь же интересно, хотя и по-разному интересно, смотреть, как играет хороший футболист и как играет хороший актер. Приглядитесь, у многих игроков свое амплуа. Один идет с открытым забралом, он верит, что победит. Другой таинственен, хитер, остроумен, третий — злодей, ломатель ног... Кто-то солист, маэстро, кто-то на вторых ролях. Схватка характеров…темпераментов». Твои слова? - Именно так! - И что же с тобой стало, бойцом до мозга костей? Не выдержал испытание славой? Прошел огонь и воду, но медные трубы своими сладкоголосыми звуками задурманили головушку?- … - ответа не последовало - Вот в чем проблема! Деньги! Для тебя футбол перестал быть игрой! Да, ты временами воспламенялся, вспоминая, когда раньше был рысаком, и порой выдавал шедевральные матчи. Но только иногда. А все потому, что финансы ты теперь мог заработать, не только выходя на футбольное поле. Джордж Бест был везде. Джордж Бест был у всех на устах. Джордж Бест стал кумиром для подражания молодежи. Джорджу Бесту завидуют все мужики. Да и как ему не завидовать? Денег – куры не клюют. Разъезжает на крутых тачках в компании сногсшибательных красавиц. О нем мечтают женщины всех возрастов, сгоняя свое зло на своих мужчинах. Ведь большинству им Бест недоступен, как Солнце на небосклоне. Оно у всех на виду. Оно согревает своими лучами. Но прикоснуться к нему дело нереальное. «Он стал в одном лице и артистом, и участником шоу, и футболистом, и секс-символом. Его воображали таким: забивает голы и при этом обнимает одной рукой кинозвезду, а другой размахивает рекламными брошюрами о прелестях курортной жизни на Мальорке…». Так о тебе писали твои биографы. - По большому счету, все именно так и происходило. Выгодные рекламные контракты, многочисленные эксклюзивные интервью, фото на обложки модных и популярных журналов. Все за хорошие деньги, конечно. А тут еще бутики свои открывать начал, ночные клубы…- Но ведь ты часто помогал тем, кто в тебе нуждался. Помнишь вот это письмо: «Джордж, помогите! Я болен, лишь одно ваше прикосновения, я уверен, излечит меня». Ты был для людей кумиром, сродни божества. Один твой лик, одно твое присутствие положительно влияло на окружающих, которые на тебя буквально молились. Да и чтобы твой лик стали изображать на денежных банкнотах, тоже нужно заслужить. А это еще один плюс в твоей жизни - Ты, Джордж Бест, всегда был душой компании. К тебе тянулись люди и очень любили. «Джордж творил с мячом абсолютно все, что хотел. Он был влюблен в игру. Однажды получилось так, что свои отпуска нам довелось проводить на одном и том же курорте. Я был со своей семьей, он – с друзьями. Самое большое наслаждение Джордж получал тогда, когда приходил на пляж с мячом. Если бы вы ему позволили, то весь день он провел бы, играя в футбол. Моя свекровь была просто влюблена в него, потому, что мои детишки обожали играть с ним в футбол. Она сама относилась к нему, как к сыну. Джордж всегда играл с улыбкой на лице». Узнаешь, кто сказал? - Да, помню прекрасно тот отпуск. И Грэма Уильямса тоже. Особенно, как мы познакомились, - снова засветилось радостью лицо Беста, - Я как раз дебютировал за «дьяволов» в матче против «Весто Бромвич Альбион» в 1963 году. Так вот Уильямс играл против меня. В конце встречи подошел с рукопожатием, и произнес: «Постой-ка, сынок, чтобы я мог рассмотреть твое лицо, а то я весь день глядел, как твоя спина удаляется вдоль боковой». Хотя, какой я ему сынок? Грэму было 25, мне 17… - Зато и ты нашелся, чем ответить, когда встретились через несколько лет как раз на отдыхе: «Грэм, ваш автограф до сих пор не сходит с моей ноги!», с намеком, что после его грубой игры у тебя так долго синяки не сходят. - Да-а-а, весело было…- Вот именно, что когда ты был адекватен, то с тобой ВСЕГДА было весело. Ты шутил, и веселил своей неуёмной энергией всех окружающих, воодушевляя людей позитивными эмоциями. Вот тогда ты был настоящим. Самим собой. Полистаем твою жизнь дальше. И начали мелькать картинки прожитого Джорджем Бестом - «Почти все свои деньги я потратил на выпивку, женщин и машины, остаток я просто промотал». Твои слова? - Мои, - опустил голову Бест, понимая, что сейчас начнется перечень его грехов. - Ничего нет плохого в том, что ты любил красавиц, - продолжал голос, доносящийся из яркого Света, рассматривая дальше мгновения распутной, но веселой жизни Беста, - Все дело в том, что ты ими пользовался. А когда они тебе надоедали, то выбрасывал, как ненужную надоевшую игрушку. Сказать, сколько сердец ты разбил?- А сколько раз мне сердце эти расчетливые твари разбивали вдребезги, ты не подсчитал? Сколько раз я влюблялся, а потом разочаровывался, когда понимал, что этим вот расфуфыренным куклам от меня нужны только деньги и моя известность. Они использовали меня в своих целях, купаясь в моей славе. Они упивались моей популярностью, потому что были у всех на виду. Если бы ты знал, какая это боль – осознание того, что сам ты, какой есть, своей любимой девушке не нужен. Вот и заходил в запои после каждых подобных расставаний. И на тренировки потом на похмелье приходил. И матчи проваливал - Вот только не говори мне, что вот здесь ты заливаешь свое горе после расставания. Здесь ты напиваешься вместе со своей подругой. Причем пьете дорогое шампанское, сидя в морской воде. А рядом, судя по всему, стоит официант с новой бутылкой, ожидая момент, когда ее стоит откупорить. Да и еще фотограф, который запечатлевал на пленку для потомков твои любовные похождения. Что, нечего сказать? – говорил сгусток яркого Света, просматривая по ходу своего нравоучительного монолога картинки развеселых пьяных кутежей Беста, - можешь не отвечать, знаю, что нечего ответить. «Я прекращал пить, когда засыпал». «Однажды я завязал с женщинами и алкоголем. Это были худшие 20 минут в моей жизни». Вот в этом вся твоя проблема. Именно из-за своего пристрастия к чрезмерному употреблению алкоголя у тебя и случались неприятности. Причем как на футбольном поле, так и вне его. Мяч из рук арбитра вырывал, за что месячную дисквалификацию отбывал. Красную карточку получал, когда выступая за свою сборную, в судью грязью швырял. И как это можно было опоздать на целых три часа, когда в дисциплинарном комитете разбирают твое поведение? - Да уж, вспомнили, так вспомнили. Полгода тогда вне футбола оказался… - Ага, а пока дисквалификацию отбывал, то беспробудно бухал. Ты до того достал своими пьяными выходками руководство «Манчестер Юнайтед», что в 1972 году за неоднократные пропуски тренировок тебя сослали в дубль, заодно урезав зарплату наполовину. Только вот это тебя мало урезонило. Ты считал, что с тобой поступают несправедливо, вечно ко всему придираются. При этом неоднократно высказывался: «Футбол мне до лампочки. Я завязывая, ребята…». И в 1974-ом покинул команду. А потом начал скитаться по свету в поисках непонятно чего утраченного. Ну, прям герой Чарльза Диккенса, ни встать, ни взять. - А что, это мой любимый писатель, кстати. А мистер Пиквик с Оливером Твистом самые любимые литературные герои.- Но ты далеко не мистер Пиквик. Я бы не сказал, что ты был богатым бездельником. Ты свое благосостояние честно заработал потом на тренировках, и часто кровью во время матчей. Хотя да, своим ближним часто помогал - Пойдем дальше. «Если бы я родился уродом, вы бы никогда не узнали о Пеле»… - Так ведь в шутку же сказано, что не ясно? - А между прочим, «король футбола» назвал тебя одним из лучших футболистом мира. - Это честь для меня. - И что тебе все твои многолетние странствия дали, как прошла твоя одиссея? - Да никак. Разве что в «Фулхэме» сезон 1976-1977 понравился. Я те дни вообще считаю лучшими в моей жизни. А так нигде я своего счастья так и не нашел – Ирландия, США, Шотландия, Гонконг, Англия, Австралия, снова Англия…- А что же ты хотел, если везде истину на дне бутылки искал? - Ведь и после завершения своей карьеры ты не успокоился. Постоянно попадал в скандалы после пьяных дебошей на дорогах, в пабах, или вот на телевидение. Это ж надо было умудриться в прямом эфире на популярном ток-шоу заявить, что ты любишь трахаться… - Но я же публично извинился. - А перед Полом Гаскойном что, извинения принести было слабо? Что ты там про него выдавал? «Говорят, что Пол Гаскойн – это новый Джордж Бест. Он что, тоже трахнул трех Мисс мира?». Или вот «Однажды я сказал, что его IQ меньше номера на его футболке, а он спросил меня, что такое IQ?». Это ведь бахвальство и хвастовство одного известного в прошлом футболиста-алкаша, который потешается над другим известным в настоящем футболистом-алкашом. А жену свою за что избиваешь? Что не дает тебе перепивать? Что переживает, борется за тебя и твою жизнь? «Операция по пересадке печени прошла успешно, можно зашивать, коллеги», - послышался голос откуда-то снизу, и Джордж Бест медленно, но уверенно, стал удаляться от грани Света и Тьмы. Высшие силы дали великому футболисту еще один шанс на спасение своей грешной души. P.S. – Ну, что, теперь-то Бест точно уже мой, - говорил грубоватый низкий голос из Тьмы, - Толку, что ему пересадили печень. Бухать он по-прежнему продолжал. Причем по-черному. На все осуждения людей плевал. Жену избивал. Да и прохожих на улице тоже. Еле-еле из тюрьмы под залог выпустили. Так что я забираю его себе. Вопросов, думаю, по этому поводу нет?- Какой ты прыткий. В нашем деле спешка ни к чему, - отвечал голос из яркого Света, - Ты посмотри, как его люди уважают! – и пошли земные картинки. - Это памятник легендарной тройке нападения «Манчестер Юнайтед» 1960-х годов – Джордж Бест, Денис Лоу и Бобби Чарльтон - А вот вся троица при жизни Беста - Когда Джордж Бест уже прощался с жизнью, то попросил опубликовать вот это свое фото с надписью «Не умирайте, как я». А еще раньше в интервью «звезда» «красных дьяволов» поведал всему миру, что пускай никто не думает, что разудалые хмельные пирушки проходят незамеченными для организма человека, и призывал молодое поколение одуматься, пока не поздно - Джорджа Беста хоронило сто тысяч его поклонников! Они выстроились у дороги, которую выложили цветами. Упокойная служба проводилась в здании английского парламента, и за ней следило 25 тысяч человек внутри здания и на улице в прямом эфире. На могиле Джорджа Беста всегда свежие цветы с футболками под седьмым номером и его фамилией - Джордж Бест стал знаковым игроком не только для Северной Ирландии, но и всей Великой Британии! И память о нем будет вечна!!! - А людское почитание его таланту будет безмерным! Ведь подобные «звезды» футбола никогда не гаснут на футбольном небосводе и навсегда остаются в памяти людей. Убедил? - Нет, - ответил голос кромешной Тьмы, - Бест использовал свое имя ради собственной наживы. Все эти рекламы, фото в глянцевых журналах, скандалы, пьяные выходки на поле и вне его. А сколько бедных девушек он соблазнил? - Если сейчас Беста отправить к тебе во Тьму, то тогда что прикажешь делать с футболистами, начиная с середины 1990-х годов? Это же сплошной гламур, нарушения режима, и не только в виде пьянок. Плюс красивые женщины, крутые автомобили, участие в рекламных акциях… Сейчас все более-менее известные футболисты – это вылитые Джорджи Бесты. И что же, их за это после смерти в Тьму отправлять? – произносил голос Света, -Главное, чтобы о них осталась такая же теплая память, как о Бесте – великом футболисте, хорошем душевном человеке, готовому в любую минуту прийти на помощь страждущим. Хотя и не без грехов. Но кто в людском мире безгрешен? Если покажите мне такого, то можете забросать меня камнями. - Ну, допустим, брошу я в тебя камень, и куда он попадет? Ты ж оболочка бестелесная, пустота неосязаемая. - Так же, как и ты, Тьма… Но оставим горячую дискуссии Света и Тьмы в покое. Она вечна, как и сам мир. А Джордж Бест в это же время летел на самолете домой, семнадцатилетний, к своей маме, чтобы вместе с ней встречать всю семью в родном родительском доме, когда придет время им встретиться вновь на грани Света и Тьмы…
0.00
3
8