Футбол / алексей михайличенко

koaal
Почему Добровольский не поехал на Евро-1988, или следствие о минимальном представительстве олимпийцев в сборной СССР
Частное расследование нескольких версий произошедшего 9 сентября 1987 года. Москва. Лужники. Сборная СССР перед одним из решающих матчей за путевку на Евро-1988 против действующих чемпионов «старого света», французов (слева направо): Геннадий Литовченко («Днепр» Днепропетровск), Игорь Добровольский («Динамо» Москва), Павел Яковенко («Динамо» Киев), Виктор Лосев («Динамо» Москва), Сергей Алейников («Динамо» Минск), Василий Рац, Олег Кузнецов (оба – «Динамо» Киев), Олег Протасов, Вадим Тищенко (оба – «Днепр»), Вагиз Хидиятуллин, Ринат Дасаев (оба – «Спартак» Москва). Валерий Лобановский выпустил в стартовом составе по три киевлянина и днепрянина, по два московских динамовца и спартаковца и одного минчанина. Из этих футболистом в заявке на финальную стадию чемпионата Европы из-за травмы не окажется Яковенко, который не входил в «список Бышовца». Я же проведу расследование, почему не поехали на этот праздник футбола игроки олимпийской сборной. Начну с цитаты: «…Да, ситуация была редкая для нашего футбола: вести борьбу за путевку на Олимпийские игры было доверено Харину, Тищенко, Михайличенко, Склярову, Фокину, Яровенко, Добровольскому, братьям Савичевым, Лютому и другим, которых широкие круги болельщиков толком и не знали. Приятно, что они от матча к матчу улучшали игру. Не даром уже в скором времени, а точнее – после майской встречи с болгарами (на выезде 1:0 в 1987 году – К.А.) Лосев, Тищенко, Яровенко, Добровольский, а чуть раньше Михайличенко получили приглашение в главную команду страны И, возможно, резонно поступил тренерский совет, когда, утверждая план подготовки национальной и олимпийской сборных на нынешний сезон, рекомендовал руководителям первой сборной не призывать пока под ее знамена кандидатов в олимпийцы. Такое решение позволило Бышовцу и его помощникам планомерно готовить коллектив к двум пикам сезона: первому – весенняя серия матчей отборочного этапа, и второму – непосредственно к Сеулу…» (Гарринальд Немировский, «Путевка №11 – первая от Европы», «Футбол – хоккей», № 18, 1988). А вот как по этому поводу высказался старший тренер первой сборной СССР Валерий Васильевич Лобановский в своей книге «Бесконечный матч»: «…Руководители олимпийской сборной настаивали на решении, согласно которому футболисты, внесенные в их список, никоим образом не должны привлекаться в первую сборную вплоть до окончания олимпийского турнира и, значит, не могут участвовать в финальной стадии первенства Европы. Потом был принят «компромиссный вариант», согласно которому запрещено использовать необходимых нам олимпийцев для подготовки и для участия в товарищеских матчах вплоть до мая 1988 года – до окончания отборочного олимпийского турнира… Признаюсь, я не был готов к такому повороту событий. Это означало, что внесенных в список олимпийской сборной Михайличенко, Тищенко, Добровольского, Яровенко и нескольких других игроков, на которых мы вправе были рассчитывать (и рассчитывали), готовясь к чемпионату Европы, мы не увидим до середины мая 1988 года. Важны не имена – важна сегодняшняя форма отдельных игроков. Нельзя создавать команду только на основании теоретических соображений, надо постоянно проверять…». Меня с начала лета 1988 года и по сей день интересует вопрос, озвученный в заголовке. А и вправду, почему после того, как команда Анатолия Федоровича Бышовца 10 мая провела свой последний матч отбора на футбольный турнир Олимпиады в Сеуле, первая сборная СССР Валерия Васильевича Лобановского получила минимальное усиление в виде Алексея Михайличенко? Где все те олимпийцы, которых призывал под свои знамена тренер главной команды страны ранее, в прошлом году, еще до решения спортивных начальников Союза искусственно разделить две сборные на время, пока олимпийская команда не завоюет путевку в Сеул-1988? Сразу же отбрасываем Вадима Тищенко, у которого была тяжелая травма колена. Поэтому он физически не мог поехать на Евро-1988. Полузащитник «Днепра» восстановился только к началу олимпийских игр. Но на футбольном турнире участия не принял. Тренеры не рискнули его выпускать из-за того, что при лечении он использовал препараты, которые могли дать позитивную пробу на допинг-контроле. Евгений Яровенко, которого сам Лобановский звал в киевское «Динамо» после дебюта этого универсального игрока алма-атинского «Кайрата» за сборную СССР против Югославии (29 августа), сам расставил все точки над і: «В 1988-м параллельно готовились две сборные: олимпийская под руководством Анатолия Бышовца к Играм в Сеуле, национальная управляемая Лобановским – к чемпионату Европы в Германии. Между тренерами была настоящая война. Все потому, что Лобановский жаждал видеть в первой команде СССР пятерых «олимпийцев» - Алексея Михайличенко, Игоря Добровольского, Юрия Савичева, Сергея Дмитриева и меня. Бышовец не хотел нас отпускать. В итоге на Евро-88 поехали только первых двое. Должен был ехать и я. Но в мае, как раз накануне чемпионата Европы, мне вырезали аппендицит. Лобановский уже не мог на меня рассчитывать, взяв на мое место Ивана Вишневского, Царствие ему Небесное. Но Валерий Васильевич обо мне не забыл. Я был в обойме первой сборной и в 1989-м и прошел вместе с ней полноценный сбор на базе миланского «Интера» (https://sport.ua/news/103770-evgeniy-yarovenko-mozhet-oshibsya-chto-ne-poehal-v-dinamo). Здесь все предельно ясно. Яровенко даже указал игрока, который его заменил в первой сборной. Дальше по «списку Яровенко». Нападающий ленинградского «Зенита» Сергей Дмитриев изначально был «отдан» Бышовцем Лобановскому, и проходил весеннюю подготовку к Евро-1988 с первой сборной. И на чемпионат «старого света» поехал именно он с Михайличенко, а не Добровольский. Про этого московского динамовца потом. А пока что на очереди Юрий Савичев. Был ли этот игрок в «списке Лобановского»? Вполне возможно. Но сколько интервью Юрия Савичева не перечитал, узнал только, что многие москвичи не выдерживали нагрузок от Валерия Васильевича, потому что этот тренер выживал из футболистов всё. А вот ему, равно как спартаковцам Родионову с Черенковым, эти нагрузки были чрезмерны, поэтому они и не попадали в сборную. По мне, так весьма спорное утверждение. Когда игроки находились в прекрасной форме, то и в главной команде страны Лобановского здорово играли, тот же Черенков-1983 и Родионов-1986 тому подтверждение. Юрий Савичев в период с 1988 по 1990 годы тоже неоднократно попадал в поле зрения Лобановского. Ездил с первой сборной в турне, выходил в товарищеских и официальных матчах. Правда, в основном на замену. Так что этот торпедовец Москвы, все же, вряд ли претендовал на место в заявочном списке первой сборной на Евро-1988. Хотя – все может быть. Лично я к кандидатам в команду Лобановского относил капитана олимпийской сборной Виктора Лосева из московского «Динамо». Этого цепкого защитника, владеющего, к тому же, прекрасным видением поля и выдававшего изумительны пасы на ход своим атакующим партнерам, Валерий Васильевич впервые вызвал на все тот же матч в Югославии. Потом был отыгран от звонка до звонка важнейший матч отбора с Францией в Москве (9 сентября), и там же, в Лужниках, спустя две недели Виктор отыграл первый тайм товарищеского матча с греками. Вызывался он и на отборочный поединок в ГДР. Но «В Берлин должны были полететь 16 футболистов. (Лосев и Яровенко «возвращены» олимпийской сборной для участия в товарищеском матче в Югославии)» (Александр Горбунов, репортаж из базы советской сборной в Новогорске «Из источников самых осведомленных», «Футбол-хоккей», №41, 1987). Все, дальше пошел запрет Лобановскому на вызов олимпийцев. После завершения олимпийского отбора в списке кандидатов на поездку в ФРГ Лосев не значился. Зато был на сборах Добровольский! Валерию Васильевичу предстояло из 21 игрока, которые остались у него в Новогорске 25 мая, отшить одного. Ринат Дасаев, Виктор Чанов, Владимир Бессонов, Тенгиз Сулаквелидзе, Олег Кузнецов, Сергей Балтача, Вагиз Хидиятуллин, Иван Вишневский, Анатолий Демьяненко, Вячеслав Сукристов, Геннадий Литовченко, Сергей Гоцманов, Василий Рац, Виктор Пасулько, Сергей Алейников, Алексей Михайличенко, Александр Заваров, Олег Протасов, Игорь Беланов и Сергей Дмитриев на Евро-1988 поехали. Игорь Добровольский – нет. Хотя, была полная уверенность, что уж кого-кого, а этого универсала, одинаково полезно умеющего сыграть как в полузащите так и в нападении, Лобановский не упустит. Ведь не даром же он звал его в киевское «Динамо». Почему Добровольский остался вне сборной СССР? Сам Игорь дал ответ Дине Юрьевой из «Спорт-Экспресса» (25.04.2001): - В том году сборная блеснула и на Euro-88. Увы, без вас... - Прошел все сборы, отыграл все матчи отборочного цикла. Но в Германию поехать не получилось – травма паховых колец. Врачи делали все возможное, Лобановский ждал меня до последнего, незадолго до отъезда позвонил: «Едешь?». А я не то, что бегать – ходить не мог. Недостоверную инфу про все сборы и все матчи отборочного цикла спишем на года, которые многое стирают из памяти, оставляя только самые яркие моменты. А что одним из таковых для Добровольского являлся пролет мимо Евро-1988 – факт бесспорный. И что травма была у игрока вроде бы подтверждает тот факт, что 2 июня, уже после подачи заявок на чемпионат «старого света», московское «Динамо» свой кубковый матч против никопольского «Колоса» провело без Добровольского. Кажись всё, вопрос закрыт? Но вот именно, что только кажись. Лично меня напряг тот факт, что Добровольский провел весь календарный матч чемпионата СССР против московского «Торпедо» на второй день после финала Евро-1988, 26 июня. А это означает, что травма была не такой серьезной, и вполне излечимой. Зная Лобановского, который на такие длительные турниры брал игроков с незалеченными повреждениями, как вот Александр Чивадзе на чемпионате мира 1986 года, с надеждой, что по ходу соревнований игрок излечиться и сможет помочь своей команде, можно предположить, что и Добровольского он вполне мог взять. Так почему не сделал этого? Здесь несколько вариантов ответа. Первый – врачи неправильно определили серьезность травмы. Второй вариант родился после прочтения вот этих строчек Виктора Понедельника: «Сборная СССР продолжала свою основательную подготовку к первенству континента, ни на йоту не отклоняясь от принятого плана, не поддаваясь огорчениям от отдельных неудач, не шарахаясь из стороны в сторону с подбором состава. Несомненно, пошли на пользу восстановления игры (как принято говорить, «мексиканской») и налаживания тесных командных связей в линиях и звеньях матчи на турнире в Западном Берлине, прошедшие в жестких условиях - один за другим - ровно через сутки. Многое дала футболистам и подготовка в своих клубах. В общем, даже лишившись ряда ведущих игроков из-за травм (Яковенко, Яремчук) и невысокого уровня функциональной подготовки других (Родионов и Добровольский)…» («Футбол-Хоккей» №26, 1988). Виктор Понедельник – человек в футболе опытный, его гол в дополнительное время Югославии сделал сборную СССР первым чемпионом Европы-1960 в понедельник. Так, может, он знал точно, что писал? Никакая не травма была причиной отшивания Добровольского из сборной накануне вылета в ФРГ, а совсем другие причины? Тут как никогда кстати приходятся ко двору слова Добровольского из интервью Юрию Голышаку («Спорт-Экспресс», 12.11.2004): «Ну, уж я себя чужим в сборной точно не чувствовал - хотя бы потому, что играл у Лобановского в основном составе… Он никогда ничего не говорил. Если честно, мы вообще не разговаривали. Здоровались только. У него было так: если ты плохо тренируешься, замечаний делать не будет. Вообще ничего не скажет, не то что кричать… Но играть не будешь. Зато если ты на тренировке отработал как надо, всегда был шанс выйти на поле». Так может, Добровольский плохо тренировался? Причем вполне возможно, что не по своей воле, а чьей-то указке сверху. Например, своего клубного тренера, который одновременно являлся и старшим в олимпийской сборной. Ведь недаром и в 1988 году, и после ходили разговоры, что в войне за олимпийцев Лобановскому удалось отстоять ТОЛЬКО Михайличенко, да и то потому, что он киевский динамовец. Так может совсем не травма причина отсутствия Добровольского на Евро-1988, а подковерные интриги Бышовца в его войне против Лобановского, когда все средства хороши? Как бы то ни было, Алексей Михайличенко своим личными примером доказал тому же Бышовцу, что ничего страшного в том, что он был заигран за две сборные – нет. Даже наоборот – одни плюсы. Михайличенко стал «серебряным» призером Евро-1988 в июне, завоевав потом «золото» Сеула-1988 1 октября. А потом еще был четвертым в опросе «Франс футбола» на лучшего футболиста Европы, расположившись вслед за чудесной голландской троицей Ван Бастен – Гуллит – Райкаард. В СССР же Михайличенко равных в том сезоне не было. Хотя, вполне мог составить конкуренцию Игорь Добровольский. Но ему помешала травма, не позволившая поехать на Евро-1988. Хотя, травма ли?... Завершить свое исследование хочу цитатой из той же книги Лобановского «Бесконечный матч»: «При отборе кандидатов в сборную Советского Союза мы, например, столкнулись с невиданной доселе в мировом футболе проблемой: нам не позволили привлечь в ряды национальной команды футболистов, которые находились в «рекрутском списке», составленном тренерами олимпийцев. Обстоятельство действительно невиданное! Во всем просвещенном футбольном мире олимпийские сборные служат ближайшим резервом для национальных, а у нас почему-то поощрялись попытки создать две равноценные команды. Давно уже определен и уровень престижности (сначала – чемпионаты мира и Европы, а уж затем – все остальные турниры), а наши спортивные руководители по-прежнему считают олимпийский турнир главным событием футбольной жизни планеты». P.S. Кстати, про Родионова… Вот что написал в своем репортаже «Новогорск. 25 мая» В.Березовский («Футбол-хоккей», № , 1988): «Нет спартаковцев Родионова и Бубнова. Первому восстановить полностью игровую форму помешала так до конца и не залеченная травма, немногим лучше и состояние Бубнова. По данным тестирования, проведенным еще 6 мая, по уровню игры в чемпионатах страны (и после обмена мнениями с тренерами «Спартака») руководство сборной пришло к выводу, что состояние здоровья этих футболистов не позволяет им выйти на высокий уровень готовности к началу финальных игр». Добровольский при этом был в списке 21 кандидата на поездку и тренировался с командой. А потом вдруг, бац… Ох, знал что-то такое Понедельник, что не ведомо остальным, ох знал… 26 декабря 2018 – 13 января 2019 Частный детектив Саныч
0.00
10
2