Футбол / premier league

sdarkaобновлен
Почеттино и его Храбрый Новый Мир: о современном футболе, о роли тренера... ну и о Харри Кейне, конечно.
Недавно, я, наконец, раздобыла электронную версию (честно купила) книги Гильема Балаге "Храбрый новый мир. Взгляд изнутри на "Шпоры" Почеттино". Что меня больше всего поразило в этой книге, так это беспощадная честность Почеттино. В книге ведется рассказ от первого лица (от лица самого Маурисио), хотя материалы для этой книге Балаге собирал с миру по нитке. Рассказы друзей и коллег, многочисленные беседы с самим Почеттино, его детьми и женой и т.д. В итоге получилось круто (оценочное суждение)). Книга написана в форме дневника сезона 2016-2017, однако полна самых разных историй о жизни в футболе и вне его. Мне сложно что-то утверждать, но на мой взгляд, это не просто книга о футболе, это его взгляд на жизнь, сквозь призму футбола. Даже если Вы ненавидите "Тоттенхэм" , воспримите это как взгляд современного тренера на современный футбол. Я перевела небольшой отрывок из этой книги. Я выбрала его, чтобы попытаться донести некоторые аспекты философии Почеттино для одного своего знакомого - скорумчанина. (Только ради тебя он Харри, а не Гарри!) Возможно теперь ему будет легче примириться с современным "Тоттенхэмом")))). С "Тоттенхэмом", который построил Почеттино. Я постаралась максимально близко держаться к оригинальному тексту в переводе, однако мне было чрезвычайно сложно остаться беспристрастной. Надеюсь, из текста станет понятно почему. Несмотря на то, что глава вырвана из середины книги, она довольно цельная и описывает знаменитую в узких кругах "философию" Почеттино. Казалось бы столь неуместное по отношению к футболу понятие, однако не в этом случае. Тем не менее некоторые действующие лица: Джон МакДермот - глава академии "Тоттенхэма" Говард Уилкинсон - бывший тренер "Тоттенхэма" Хесус (Перес), Мигель (Д'Агостино) - ассистенты тренера Том Кэролл, Майкл Доусон, Дэнни Роуз, Эрик Дайер, Муса Сиссоко, Ян Фертонген, Деле Алли, Виктор Ваньяма, Кэмерон Картер-Викерс, Харри Кейн - игроки "Тоттенхэма" разных лет. Марсело Бьелса - в настоящий момент тренер "Leeds United". Тренировал Почеттино, когда он был игроком "Ньюэлсс Олд Бойз" и игроком сборной Аргентины. Сэр Алекс и Райан Гиггз в представлении не нуждаются. P.S. Я не профессиональный переводчик, и буду рада любой конструктивной критике. Приятного прочтения! *** Директор Академии Джон МакДермот рассказал мне о том, что Сэр Алекс Фергюсон порекомендовал Райану Гиггзу в начале его тренерской карьеры. «Приезжай пораньше. Поговори с леди, которая готовит чай, скажи пару слов людям в прачечной, команде, ответственной за СМИ, хотя бы просто поздоровайся. Когда наступят трудные времена, они будут единственными, кто останется на твоей стороне». Я часто захожу к Джону. Его кабинет находится на том же этаже, что и мой, но в другом крыле у тренировочной площадки, которую я называю «Домом». У него я чувствую себя как дома. Мы с ним общаемся неформально и свободно, впрочем, как и со всеми остальными. Мы обмениваемся разного рода информацией и идеями. Я очень уважаю его работу, и никогда не вмешиваюсь. Иногда я прошу прислать несколько молодых игроков на тренировку с первой командой. Я знаю, как их зовут. Всякий раз, когда они тренируются с нами, я благодарю их за усилия. Иногда Джон придумывает какое-нибудь оправдание, чтобы привести ко мне игрока из академии познакомиться, даже если общение продлится всего пару минут. На этой неделе это был Джордж Марш, агрессивный, цепкий мидфилдер. Они всегда признательны за объятия, так же, как и я. Однажды, Джон спросил меня, кто мне нужен. Я сказал ему: «В первую очередь парни должны уважать команду, должны усердно работать и быть честными, хорошими людьми. Они должны быть умными, быстрыми и физически развитыми, обладать техникой – и что очень важно – они должны приходить сюда с полной внутренней мотивацией и не ждать, что их отцы или тренер установят какой-то определенный уровень требований. Посыл понятен: если вы ответственные по жизни, вы будете такими же и на поле. Если они руководствуются правильными принципами вне поля, то теми же принципами, они будут руководствоваться и в футболе. За таких ребят мы можем поручиться. А еще они должны верить». «Верить? Что ты имеешь ввиду?» - спросил Джон. «Это значит, они должны верить в то, что мы готовы им предложить, чтобы улучшить свои показатели», - объяснил я. А если мы не готовы… Тогда это не очень хорошая новость. Говард Уилкинсон сказал Джону, что он называет эту стадию FIFO: «Fit In or Fuck Off» (Не буду переводить аббревиатуру, чтобы не потерять всю соль шутки. «Соответствуй или вали отсюда». И это я еще мягко выразилась – прим. переводчика) Вы не можете доверять нам на 99 процентов, можете только на все сто. Если вы на это не способны, это не значит, что вы - плохой человек. Это просто значит, что вы нам не подходите. Но это теория. Проблема в том, что психология футболиста направлена на самозащиту. Они не хотят слишком доверительных отношений с тренером, они не хотят оказаться в ситуации, которая может причинить им боль. Может быть, они думают, что тот, кто сегодня обнимает их после игры, завтра исключит их из состава. И беседа или еще одни объятия не облегчат последствий такого решения. Мы предлагаем опыт обучения, который можно применить не только к футболу, но и к жизни. Мы предлагаем иной путь. «Не кричи, а убеждай» - как говорят они в Англии. Но это не всегда работает, особенно, когда вам необходимо обозначить свою территорию. Когда мы начали тренировать «Тоттенхэм», они были командой, которой было чуждо понятие «боевой дух». Нам пришлось прививать им определенные привычки как на поле, так и вне его, потому что в «Тоттенхэме» было весьма небольшое число тренировочных и дисциплинарных протоколов. Мы требовали, чтобы команда тренировалась последовательно и систематически, мы ввели тесты для оценки производительности на тренировках. Игроков нужно было вернуть на пик формы, мы должны были принять меры по профилактике травм. Наш стиль требует постоянной самоотдачи, часто приходится идти на риск, поэтому первостепенной задачей была установка основных принципов. Определенные «громкие имена» чувствовали себя уж слишком комфортно. Например, один игрок, который провел в клубе много лет, не приходил на тренировки по понедельникам, но мы дали им шанс на ошибки и переосмысление сути вещей. Нам потребовалось четыре месяца, чтобы подойти к желаемому уровню и донести до игроков понимание необходимости радикальных изменений. Весь этот поиск самоидентичности требует глубоко понимания того, где вы в данный момент находитесь, разумного анализа последствий любого решения и смелости повести клуб в нужном вам направлении. Когда вы посвящаете этому каждую минуту, ответы и решения приходят сами собой, путь медленно обретает очертания. Одни игроки захотели остаться с нами в одной лодке, другие – нет. Далеко не каждый принял изменения, и возникло немало трения. В наш первый сезон мы решили, что игрокам нет необходимости всем вместе оставаться в отеле накануне матча финала Кубка Английской Лиги против «Челси» Жозе Моуриньо, потому что мы думали, что им это не поможет. Напряжение, которым мы бы обменивались в процессе общения, заполнило бы все на свете. Было бы лучше, если игроки просто приехали на игру из дома. На следующий день после того, как мы проиграли матч, один из наших игроков спел чант в поддержку Жозе Моуриньо Хесусу в лицо. Вот с чем мы должны были бороться. С нашим приходом игроки начали понимать какие ценности правильные, а какие – не очень. Тому Кэрролу пришлось через это пройти. Он прекрасно начал во время предсезонки в Соединенных Штатах, но Майкл Доусон запустил мяч ему в лицо. Он был оглушен и у него закружилась голова. Вступил в силу протокол о травмах головы. Он должен был тренироваться отдельно и без мяча, однако он хотел тренироваться с мячом и с основной группой. Он был разочарован и из-за этого потерял уважение к Хесусу. Я очень четко дал ему понять, что, если кто-то станет попусту беспокоить Хесуса, врача или Мигеля, я буду считать, что подобное отношение направлено непосредственно на меня, потому что они – продолжение меня. Если после подобного разъяснения игрок все понимал, инцидент считался исчерпанным. Если нет - наши отношения подходили к концу. Через это прошли Дэнни Роуз, Ян Фертонген, Эрик Дайер, Муса Сиссоко и еще несколько человек. Остались те, кто приняли новые правила. Я часто разговариваю с Марсело Бьелсой о том, что время многое изменило в процессе подготовки игроков. Это правда, изменения значительные, но наша задача состоит в том, чтобы познакомить их с теми аспектами игры, которые потерялись по пути. Парнишка, который играет в футбол сегодня, такой же, как и сорок лет назад. Он чувствует то же самое, когда бьет по мячу, даже несмотря на то, что их больше не делают из кожи, а поле в большей степени искусственное, чем травяное. В первую очередь тренер из академии должен быть учителем, который прививает игроку правильные жизненные ценности. Он больше сфокусирован на будущем, чем на «здесь и сейчас». Всякий раз, когда я в полдень прогуливаюсь по нашей тренировочной базе (поля поддерживаются в великолепном состоянии), я останавливаюсь посмотреть на тренировки ребят от 8 до 12 лет. Я наблюдаю за ними очень внимательно. Такое же ли у них отношение к игре, как было у нас? Способны ли они продолжать играть, позабыв о еде и сне? Ответ – да. Проблема в том, что их страсть к игре быстро исчезает в наши дни. Потому что, если парнишка способен на дриблинге пройти троих, несколько человек уже ждут в очереди, чтобы стать его агентами и предложить ему богатство и славу. Когда игра превращается в профессию, вы начинаете терять желание играть. Я часто вспоминаю фото Деле Алли в Ватсап. Джон говорит, что, когда кормушка полна, свиньи сбегаются отовсюду. Голос тренера должен быть главным для игрока, но сейчас они слушают множество других, особенно тех, кто обещает им целый мир. Более того, некоторые клубы не очень честны в подписании молодых игроков и определении их зарплат. Парадокс в том, что большинство аспектов футбола, которые убивают удовольствие от игры для молодых ребят, в конечном итоге, привели нас сюда: мы никогда бы не заработали столько денег, если бы в футболе не вращались столь огромные деньги. Аргентинский писатель Хосе Нароски сказал: «Кто бы ни променял свое счастье на деньги, не сможет променять деньги на счастье». В этом контексте, как нам убедить подростков и их родителей в том, что мы делаем, если другие клубы предлагают большие деньги? Для нас это - борьба. Если вы попросите Кэмерона Картера-Викерса расшибиться о стену, он переспросит: "Тренер, хотите, чтобы я сделал это дважды?" Но это частный случай. Какое общество мы построим, если только деньги, успешность и материальные ценности будут иметь значение? Определенно, такой мир нельзя будет назвать духовным. Джон МакДермот рассказал мне, что раньше основной причиной смерти молодых людей (от 18 до 35) в западном мире была автокатастрофа. Теперь это самоубийство. С этим миром что-то не так. Что в голове у этих молодых игроков? Откуда в них столько отчаянья? Ты должен попытаться понять их, но это трудоемкая работа. Пять минут до разминки, бутсы на ногах, форма надета – практически все они уставились в свои телефоны. Это что, настолько важно, получили ли вы новое сообщение именно в эту минуту? Это же бессмыслица какая-то. Вы должны сфокусироваться на тренировке, на самосовершенствовании, на том, чтобы приложить все усилия, на том чтобы получить удовольствие от процесса. Но как помешать им уткнуться в свои телефоны, если они все это делают? Если просто запретить, это приведет к конфликту. Моя работа состоит в том, чтобы заставить их понять, что они должны относиться к тренировкам и своей профессии по-другому. Мне сказали, что Джон показал нашим игрокам U-16 и U-18 одну из моих недавних пресс-конференций, где я говорил о нашей философии. Что ж, это тоже способ донести до них наши ценности. Иногда я смотрю, как играют U-16 и U-18 и также U-21. Но мой анализ конкретного игрока не будет полным до тех пор, пока я не увижу, как он действует в защите против Харри Кейна или уходит от Виктора Ваньямы. Большинство получат свой шанс. Уж если мы приоткрыли эту дверь, наша задача состоит в том, чтобы создать среду, в которой игроки смогут направлять свою энергию. Мы пытаемся дать игрокам почувствовать уверенность в себе и позволить им выразить себя. Но источником этой энергии должна быть их собственная мотивация; мы не можем поддерживать в них страсть к игре на протяжении всего сезона или в течении всей карьеры. При этом, эта страсть должна идти рука об руку с рациональностью. Мы должны сформировать для них особый тип мышления, чтобы они хотели делать то, что нам нужно. Попасть в первую команду – это лишь первая глава из многих. Дальше они должны выработать правильную ментальность, для того, чтобы остаться с нами и продолжить совершенствоваться. Идеальный пример – Харри Кейн. Игрок, который понял нас, выработал новые привычки и сейчас максимально использует все свои сильные стороны. Когда я появился в клубе, он был в прострации. Ему трудно было разглядеть свое будущее в команде, перед ним было двое или трое нападающих – претендентов на основной состав, он без конца мотался по арендам. Это было вдвойне мучительно для него, ведь он - фанат «Тоттенхэма». Тут клуб неожиданно нанимает аргентинского тренера, и я почувствовал, что он готов все бросить: «Уверен, этот тренер захочет купить какого-нибудь известного нападающего». Это были тяжелые несколько месяцев, потому что изначально мы не ладили. Он был в плохой форме, в 21 год у него были привычки тридцатилетнего игрока, много повидавшего в жизни. Человеческая природа такова, что в определенный момент человек успокаивается и перестает делать те, казалось бы, незначительные вещи, которые, однако, жизненно необходимы для того, чтобы продолжать побеждать. У меня было несколько жестких разговоров с Харри, и я дал ему понять, что он должен быть готов всегда, независимо от того, когда появится возможность проявить себя. Слава или высокая трансферная стоимость не обеспечат попадание в стартовый состав, только усердная работа. Харри был достаточно скромным, слушал, что ему говорят и следовал советам. Мы объяснили ему, как улучшить свою игру. Наконец, пришел его час. Он сыграл, а потом сыграл снова. Наблюдая его прогресс молодые игроки из академии понимали, что мы держим свое слово. Сейчас Кейн – воин. Он всегда им был, но до какого-то момента не понимал этого. Я не говорю о качествах или чертах характера, я говорю о его исключительной ментальной силе, позволяющей ему оставаться в мировой элите. Я искренне верю, что Харри Кейн – лучший игрок в мире, когда мы говорим о его ментальной силе, его силе воли и способности идти к результату. Он абсолютно сфокусирован на своей игре. У него дом в Эссексе, но он купил другой, поближе к тренировочной базе, где живет в течении недели. Он всегда первым приезжает на тренировку и последним уезжает. Он любит присоединиться к беседе, когда к нам приезжает кто-нибудь из мира футбола с другим опытом. Он впитывает как губка любую информацию о футболе, и сам любит участвовать в дискуссии. И в такие моменты остальной мир для него перестает существовать. Мы оба ценим подобные моменты.
0.00
22
6

sdarkaобновлен
Почеттино и его Храбрый Новый Мир: о современном футболе, о роли тренера... ну и о Харри Кейне, конечно.
Недавно, я, наконец, раздобыла электронную версию (честно купила) книги Гильема Балаге "Храбрый новый мир. Взгляд изнутри на "Шпоры" Почеттино". Что меня больше всего поразило в этой книге, так это беспощадная честность Почеттино. В книге ведется рассказ от первого лица (от лица самого Маурисио), хотя материалы для этой книге Балаге собирал с миру по нитке. Рассказы друзей и коллег, многочисленные беседы с самим Почеттино, его детьми и женой и т.д. В итоге получилось круто (оценочное суждение)). Книга написана в форме дневника сезона 2016-2017, однако полна самых разных историй о жизни в футболе и вне его. Мне сложно что-то утверждать, но на мой взгляд, это не просто книга о футболе, это его взгляд на жизнь, сквозь призму футбола. Даже если Вы ненавидите "Тоттенхэм" , воспримите это как взгляд современного тренера на современный футбол. Я перевела небольшой отрывок из этой книги. Я выбрала его, чтобы попытаться донести некоторые аспекты философии Почеттино для одного своего знакомого - скорумчанина. (Только ради тебя он Харри, а не Гарри!) Возможно теперь ему будет легче примириться с современным "Тоттенхэмом")))). С "Тоттенхэмом", который построил Почеттино. Я постаралась максимально близко держаться к оригинальному тексту в переводе, однако мне было чрезвычайно сложно остаться беспристрастной. Надеюсь, из текста станет понятно почему. Несмотря на то, что глава вырвана из середины книги, она довольно цельная и описывает знаменитую в узких кругах "философию" Почеттино. Казалось бы столь неуместное по отношению к футболу понятие, однако не в этом случае. Тем не менее некоторые действующие лица: Джон МакДермот - глава академии "Тоттенхэма" Говард Уилкинсон - бывший тренер "Тоттенхэма" Хесус (Перес), Мигель (Д'Агостино) - ассистенты тренера Том Кэролл, Майкл Доусон, Дэнни Роуз, Эрик Дайер, Муса Сиссоко, Ян Фертонген, Деле Алли, Виктор Ваньяма, Кэмерон Картер-Викерс, Харри Кейн - игроки "Тоттенхэма" разных лет. Марсело Бьелса - в настоящий момент тренер "Leeds United". Тренировал Почеттино, когда он был игроком "Ньюэлсс Олд Бойз" и игроком сборной Аргентины. Сэр Алекс и Райан Гиггз в представлении не нуждаются. P.S. Я не профессиональный переводчик, и буду рада любой конструктивной критике. Приятного прочтения! *** Директор Академии Джон МакДермот рассказал мне о том, что Сэр Алекс Фергюсон порекомендовал Райану Гиггзу в начале его тренерской карьеры. «Приезжай пораньше. Поговори с леди, которая готовит чай, скажи пару слов людям в прачечной, команде, ответственной за СМИ, хотя бы просто поздоровайся. Когда наступят трудные времена, они будут единственными, кто останется на твоей стороне». Я часто захожу к Джону. Его кабинет находится на том же этаже, что и мой, но в другом крыле у тренировочной площадки, которую я называю «Домом». У него я чувствую себя как дома. Мы с ним общаемся неформально и свободно, впрочем, как и со всеми остальными. Мы обмениваемся разного рода информацией и идеями. Я очень уважаю его работу, и никогда не вмешиваюсь. Иногда я прошу прислать несколько молодых игроков на тренировку с первой командой. Я знаю, как их зовут. Всякий раз, когда они тренируются с нами, я благодарю их за усилия. Иногда Джон придумывает какое-нибудь оправдание, чтобы привести ко мне игрока из академии познакомиться, даже если общение продлится всего пару минут. На этой неделе это был Джордж Марш, агрессивный, цепкий мидфилдер. Они всегда признательны за объятия, так же, как и я. Однажды, Джон спросил меня, кто мне нужен. Я сказал ему: «В первую очередь парни должны уважать команду, должны усердно работать и быть честными, хорошими людьми. Они должны быть умными, быстрыми и физически развитыми, обладать техникой – и что очень важно – они должны приходить сюда с полной внутренней мотивацией и не ждать, что их отцы или тренер установят какой-то определенный уровень требований. Посыл понятен: если вы ответственные по жизни, вы будете такими же и на поле. Если они руководствуются правильными принципами вне поля, то теми же принципами, они будут руководствоваться и в футболе. За таких ребят мы можем поручиться. А еще они должны верить». «Верить? Что ты имеешь ввиду?» - спросил Джон. «Это значит, они должны верить в то, что мы готовы им предложить, чтобы улучшить свои показатели», - объяснил я. А если мы не готовы… Тогда это не очень хорошая новость. Говард Уилкинсон сказал Джону, что он называет эту стадию FIFO: «Fit In or Fuck Off» (Не буду переводить аббревиатуру, чтобы не потерять всю соль шутки. «Соответствуй или вали отсюда». И это я еще мягко выразилась – прим. переводчика) Вы не можете доверять нам на 99 процентов, можете только на все сто. Если вы на это не способны, это не значит, что вы - плохой человек. Это просто значит, что вы нам не подходите. Но это теория. Проблема в том, что психология футболиста направлена на самозащиту. Они не хотят слишком доверительных отношений с тренером, они не хотят оказаться в ситуации, которая может причинить им боль. Может быть, они думают, что тот, кто сегодня обнимает их после игры, завтра исключит их из состава. И беседа или еще одни объятия не облегчат последствий такого решения. Мы предлагаем опыт обучения, который можно применить не только к футболу, но и к жизни. Мы предлагаем иной путь. «Не кричи, а убеждай» - как говорят они в Англии. Но это не всегда работает, особенно, когда вам необходимо обозначить свою территорию. Когда мы начали тренировать «Тоттенхэм», они были командой, которой было чуждо понятие «боевой дух». Нам пришлось прививать им определенные привычки как на поле, так и вне его, потому что в «Тоттенхэме» было весьма небольшое число тренировочных и дисциплинарных протоколов. Мы требовали, чтобы команда тренировалась последовательно и систематически, мы ввели тесты для оценки производительности на тренировках. Игроков нужно было вернуть на пик формы, мы должны были принять меры по профилактике травм. Наш стиль требует постоянной самоотдачи, часто приходится идти на риск, поэтому первостепенной задачей была установка основных принципов. Определенные «громкие имена» чувствовали себя уж слишком комфортно. Например, один игрок, который провел в клубе много лет, не приходил на тренировки по понедельникам, но мы дали им шанс на ошибки и переосмысление сути вещей. Нам потребовалось четыре месяца, чтобы подойти к желаемому уровню и донести до игроков понимание необходимости радикальных изменений. Весь этот поиск самоидентичности требует глубоко понимания того, где вы в данный момент находитесь, разумного анализа последствий любого решения и смелости повести клуб в нужном вам направлении. Когда вы посвящаете этому каждую минуту, ответы и решения приходят сами собой, путь медленно обретает очертания. Одни игроки захотели остаться с нами в одной лодке, другие – нет. Далеко не каждый принял изменения, и возникло немало трения. В наш первый сезон мы решили, что игрокам нет необходимости всем вместе оставаться в отеле накануне матча финала Кубка Английской Лиги против «Челси» Жозе Моуриньо, потому что мы думали, что им это не поможет. Напряжение, которым мы бы обменивались в процессе общения, заполнило бы все на свете. Было бы лучше, если игроки просто приехали на игру из дома. На следующий день после того, как мы проиграли матч, один из наших игроков спел чант в поддержку Жозе Моуриньо Хесусу в лицо. Вот с чем мы должны были бороться. С нашим приходом игроки начали понимать какие ценности правильные, а какие – не очень. Тому Кэрролу пришлось через это пройти. Он прекрасно начал во время предсезонки в Соединенных Штатах, но Майкл Доусон запустил мяч ему в лицо. Он был оглушен и у него закружилась голова. Вступил в силу протокол о травмах головы. Он должен был тренироваться отдельно и без мяча, однако он хотел тренироваться с мячом и с основной группой. Он был разочарован и из-за этого потерял уважение к Хесусу. Я очень четко дал ему понять, что, если кто-то станет попусту беспокоить Хесуса, врача или Мигеля, я буду считать, что подобное отношение направлено непосредственно на меня, потому что они – продолжение меня. Если после подобного разъяснения игрок все понимал, инцидент считался исчерпанным. Если нет - наши отношения подходили к концу. Через это прошли Дэнни Роуз, Ян Фертонген, Эрик Дайер, Муса Сиссоко и еще несколько человек. Остались те, кто приняли новые правила. Я часто разговариваю с Марсело Бьелсой о том, что время многое изменило в процессе подготовки игроков. Это правда, изменения значительные, но наша задача состоит в том, чтобы познакомить их с теми аспектами игры, которые потерялись по пути. Парнишка, который играет в футбол сегодня, такой же, как и сорок лет назад. Он чувствует то же самое, когда бьет по мячу, даже несмотря на то, что их больше не делают из кожи, а поле в большей степени искусственное, чем травяное. В первую очередь тренер из академии должен быть учителем, который прививает игроку правильные жизненные ценности. Он больше сфокусирован на будущем, чем на «здесь и сейчас». Всякий раз, когда я в полдень прогуливаюсь по нашей тренировочной базе (поля поддерживаются в великолепном состоянии), я останавливаюсь посмотреть на тренировки ребят от 8 до 12 лет. Я наблюдаю за ними очень внимательно. Такое же ли у них отношение к игре, как было у нас? Способны ли они продолжать играть, позабыв о еде и сне? Ответ – да. Проблема в том, что их страсть к игре быстро исчезает в наши дни. Потому что, если парнишка способен на дриблинге пройти троих, несколько человек уже ждут в очереди, чтобы стать его агентами и предложить ему богатство и славу. Когда игра превращается в профессию, вы начинаете терять желание играть. Я часто вспоминаю фото Деле Алли в Ватсап. Джон говорит, что, когда кормушка полна, свиньи сбегаются отовсюду. Голос тренера должен быть главным для игрока, но сейчас они слушают множество других, особенно тех, кто обещает им целый мир. Более того, некоторые клубы не очень честны в подписании молодых игроков и определении их зарплат. Парадокс в том, что большинство аспектов футбола, которые убивают удовольствие от игры для молодых ребят, в конечном итоге, привели нас сюда: мы никогда бы не заработали столько денег, если бы в футболе не вращались столь огромные деньги. Аргентинский писатель Хосе Нароски сказал: «Кто бы ни променял свое счастье на деньги, не сможет променять деньги на счастье». В этом контексте, как нам убедить подростков и их родителей в том, что мы делаем, если другие клубы предлагают большие деньги? Для нас это - борьба. Если вы попросите Кэмерона Картера-Викерса расшибиться о стену, он переспросит: "Тренер, хотите, чтобы я сделал это дважды?" Но это частный случай. Какое общество мы построим, если только деньги, успешность и материальные ценности будут иметь значение? Определенно, такой мир нельзя будет назвать духовным. Джон МакДермот рассказал мне, что раньше основной причиной смерти молодых людей (от 18 до 35) в западном мире была автокатастрофа. Теперь это самоубийство. С этим миром что-то не так. Что в голове у этих молодых игроков? Откуда в них столько отчаянья? Ты должен попытаться понять их, но это трудоемкая работа. Пять минут до разминки, бутсы на ногах, форма надета – практически все они уставились в свои телефоны. Это что, настолько важно, получили ли вы новое сообщение именно в эту минуту? Это же бессмыслица какая-то. Вы должны сфокусироваться на тренировке, на самосовершенствовании, на том, чтобы приложить все усилия, на том чтобы получить удовольствие от процесса. Но как помешать им уткнуться в свои телефоны, если они все это делают? Если просто запретить, это приведет к конфликту. Моя работа состоит в том, чтобы заставить их понять, что они должны относиться к тренировкам и своей профессии по-другому. Мне сказали, что Джон показал нашим игрокам U-16 и U-18 одну из моих недавних пресс-конференций, где я говорил о нашей философии. Что ж, это тоже способ донести до них наши ценности. Иногда я смотрю, как играют U-16 и U-18 и также U-21. Но мой анализ конкретного игрока не будет полным до тех пор, пока я не увижу, как он действует в защите против Харри Кейна или уходит от Виктора Ваньямы. Большинство получат свой шанс. Уж если мы приоткрыли эту дверь, наша задача состоит в том, чтобы создать среду, в которой игроки смогут направлять свою энергию. Мы пытаемся дать игрокам почувствовать уверенность в себе и позволить им выразить себя. Но источником этой энергии должна быть их собственная мотивация; мы не можем поддерживать в них страсть к игре на протяжении всего сезона или в течении всей карьеры. При этом, эта страсть должна идти рука об руку с рациональностью. Мы должны сформировать для них особый тип мышления, чтобы они хотели делать то, что нам нужно. Попасть в первую команду – это лишь первая глава из многих. Дальше они должны выработать правильную ментальность, для того, чтобы остаться с нами и продолжить совершенствоваться. Идеальный пример – Харри Кейн. Игрок, который понял нас, выработал новые привычки и сейчас максимально использует все свои сильные стороны. Когда я появился в клубе, он был в прострации. Ему трудно было разглядеть свое будущее в команде, перед ним было двое или трое нападающих – претендентов на основной состав, он без конца мотался по арендам. Это было вдвойне мучительно для него, ведь он - фанат «Тоттенхэма». Тут клуб неожиданно нанимает аргентинского тренера, и я почувствовал, что он готов все бросить: «Уверен, этот тренер захочет купить какого-нибудь известного нападающего». Это были тяжелые несколько месяцев, потому что изначально мы не ладили. Он был в плохой форме, в 21 год у него были привычки тридцатилетнего игрока, много повидавшего в жизни. Человеческая природа такова, что в определенный момент человек успокаивается и перестает делать те, казалось бы, незначительные вещи, которые, однако, жизненно необходимы для того, чтобы продолжать побеждать. У меня было несколько жестких разговоров с Харри, и я дал ему понять, что он должен быть готов всегда, независимо от того, когда появится возможность проявить себя. Слава или высокая трансферная стоимость не обеспечат попадание в стартовый состав, только усердная работа. Харри был достаточно скромным, слушал, что ему говорят и следовал советам. Мы объяснили ему, как улучшить свою игру. Наконец, пришел его час. Он сыграл, а потом сыграл снова. Наблюдая его прогресс молодые игроки из академии понимали, что мы держим свое слово. Сейчас Кейн – воин. Он всегда им был, но до какого-то момента не понимал этого. Я не говорю о качествах или чертах характера, я говорю о его исключительной ментальной силе, позволяющей ему оставаться в мировой элите. Я искренне верю, что Харри Кейн – лучший игрок в мире, когда мы говорим о его ментальной силе, его силе воли и способности идти к результату. Он абсолютно сфокусирован на своей игре. У него дом в Эссексе, но он купил другой, поближе к тренировочной базе, где живет в течении недели. Он всегда первым приезжает на тренировку и последним уезжает. Он любит присоединиться к беседе, когда к нам приезжает кто-нибудь из мира футбола с другим опытом. Он впитывает как губка любую информацию о футболе, и сам любит участвовать в дискуссии. И в такие моменты остальной мир для него перестает существовать. Мы оба ценим подобные моменты.
0.00
22
6

sdarkaобновлен
Почеттино и его Храбрый Новый Мир: о современном футболе, о роли тренера... ну и о Харри Кейне, конечно.
Недавно, я, наконец, раздобыла электронную версию (честно купила) книги Гильема Балаге "Храбрый новый мир. Взгляд изнутри на "Шпоры" Почеттино". Что меня больше всего поразило в этой книге, так это беспощадная честность Почеттино. В книге ведется рассказ от первого лица (от лица самого Маурисио), хотя материалы для этой книге Балаге собирал с миру по нитке. Рассказы друзей и коллег, многочисленные беседы с самим Почеттино, его детьми и женой и т.д. В итоге получилось круто (оценочное суждение)). Книга написана в форме дневника сезона 2016-2017, однако полна самых разных историй о жизни в футболе и вне его. Мне сложно что-то утверждать, но на мой взгляд, это не просто книга о футболе, это его взгляд на жизнь, сквозь призму футбола. Даже если Вы ненавидите "Тоттенхэм" , воспримите это как взгляд современного тренера на современный футбол. Я перевела небольшой отрывок из этой книги. Я выбрала его, чтобы попытаться донести некоторые аспекты философии Почеттино для одного своего знакомого - скорумчанина. (Только ради тебя он Харри, а не Гарри!) Возможно теперь ему будет легче примириться с современным "Тоттенхэмом")))). С "Тоттенхэмом", который построил Почеттино. Я постаралась максимально близко держаться к оригинальному тексту в переводе, однако мне было чрезвычайно сложно остаться беспристрастной. Надеюсь, из текста станет понятно почему. Несмотря на то, что глава вырвана из середины книги, она довольно цельная и описывает знаменитую в узких кругах "философию" Почеттино. Казалось бы столь неуместное по отношению к футболу понятие, однако не в этом случае. Тем не менее некоторые действующие лица: Джон МакДермот - глава академии "Тоттенхэма" Говард Уилкинсон - бывший тренер "Тоттенхэма" Хесус (Перес), Мигель (Д'Агостино) - ассистенты тренера Том Кэролл, Майкл Доусон, Дэнни Роуз, Эрик Дайер, Муса Сиссоко, Ян Фертонген, Деле Алли, Виктор Ваньяма, Кэмерон Картер-Викерс, Харри Кейн - игроки "Тоттенхэма" разных лет. Марсело Бьелса - в настоящий момент тренер "Leeds United". Тренировал Почеттино, когда он был игроком "Ньюэлсс Олд Бойз" и игроком сборной Аргентины. Сэр Алекс и Райан Гиггз в представлении не нуждаются. P.S. Я не профессиональный переводчик, и буду рада любой конструктивной критике. Приятного прочтения! *** Директор Академии Джон МакДермот рассказал мне о том, что Сэр Алекс Фергюсон порекомендовал Райану Гиггзу в начале его тренерской карьеры. «Приезжай пораньше. Поговори с леди, которая готовит чай, скажи пару слов людям в прачечной, команде, ответственной за СМИ, хотя бы просто поздоровайся. Когда наступят трудные времена, они будут единственными, кто останется на твоей стороне». Я часто захожу к Джону. Его кабинет находится на том же этаже, что и мой, но в другом крыле у тренировочной площадки, которую я называю «Домом». У него я чувствую себя как дома. Мы с ним общаемся неформально и свободно, впрочем, как и со всеми остальными. Мы обмениваемся разного рода информацией и идеями. Я очень уважаю его работу, и никогда не вмешиваюсь. Иногда я прошу прислать несколько молодых игроков на тренировку с первой командой. Я знаю, как их зовут. Всякий раз, когда они тренируются с нами, я благодарю их за усилия. Иногда Джон придумывает какое-нибудь оправдание, чтобы привести ко мне игрока из академии познакомиться, даже если общение продлится всего пару минут. На этой неделе это был Джордж Марш, агрессивный, цепкий мидфилдер. Они всегда признательны за объятия, так же, как и я. Однажды, Джон спросил меня, кто мне нужен. Я сказал ему: «В первую очередь парни должны уважать команду, должны усердно работать и быть честными, хорошими людьми. Они должны быть умными, быстрыми и физически развитыми, обладать техникой – и что очень важно – они должны приходить сюда с полной внутренней мотивацией и не ждать, что их отцы или тренер установят какой-то определенный уровень требований. Посыл понятен: если вы ответственные по жизни, вы будете такими же и на поле. Если они руководствуются правильными принципами вне поля, то теми же принципами, они будут руководствоваться и в футболе. За таких ребят мы можем поручиться. А еще они должны верить». «Верить? Что ты имеешь ввиду?» - спросил Джон. «Это значит, они должны верить в то, что мы готовы им предложить, чтобы улучшить свои показатели», - объяснил я. А если мы не готовы… Тогда это не очень хорошая новость. Говард Уилкинсон сказал Джону, что он называет эту стадию FIFO: «Fit In or Fuck Off» (Не буду переводить аббревиатуру, чтобы не потерять всю соль шутки. «Соответствуй или вали отсюда». И это я еще мягко выразилась – прим. переводчика) Вы не можете доверять нам на 99 процентов, можете только на все сто. Если вы на это не способны, это не значит, что вы - плохой человек. Это просто значит, что вы нам не подходите. Но это теория. Проблема в том, что психология футболиста направлена на самозащиту. Они не хотят слишком доверительных отношений с тренером, они не хотят оказаться в ситуации, которая может причинить им боль. Может быть, они думают, что тот, кто сегодня обнимает их после игры, завтра исключит их из состава. И беседа или еще одни объятия не облегчат последствий такого решения. Мы предлагаем опыт обучения, который можно применить не только к футболу, но и к жизни. Мы предлагаем иной путь. «Не кричи, а убеждай» - как говорят они в Англии. Но это не всегда работает, особенно, когда вам необходимо обозначить свою территорию. Когда мы начали тренировать «Тоттенхэм», они были командой, которой было чуждо понятие «боевой дух». Нам пришлось прививать им определенные привычки как на поле, так и вне его, потому что в «Тоттенхэме» было весьма небольшое число тренировочных и дисциплинарных протоколов. Мы требовали, чтобы команда тренировалась последовательно и систематически, мы ввели тесты для оценки производительности на тренировках. Игроков нужно было вернуть на пик формы, мы должны были принять меры по профилактике травм. Наш стиль требует постоянной самоотдачи, часто приходится идти на риск, поэтому первостепенной задачей была установка основных принципов. Определенные «громкие имена» чувствовали себя уж слишком комфортно. Например, один игрок, который провел в клубе много лет, не приходил на тренировки по понедельникам, но мы дали им шанс на ошибки и переосмысление сути вещей. Нам потребовалось четыре месяца, чтобы подойти к желаемому уровню и донести до игроков понимание необходимости радикальных изменений. Весь этот поиск самоидентичности требует глубоко понимания того, где вы в данный момент находитесь, разумного анализа последствий любого решения и смелости повести клуб в нужном вам направлении. Когда вы посвящаете этому каждую минуту, ответы и решения приходят сами собой, путь медленно обретает очертания. Одни игроки захотели остаться с нами в одной лодке, другие – нет. Далеко не каждый принял изменения, и возникло немало трения. В наш первый сезон мы решили, что игрокам нет необходимости всем вместе оставаться в отеле накануне матча финала Кубка Английской Лиги против «Челси» Жозе Моуриньо, потому что мы думали, что им это не поможет. Напряжение, которым мы бы обменивались в процессе общения, заполнило бы все на свете. Было бы лучше, если игроки просто приехали на игру из дома. На следующий день после того, как мы проиграли матч, один из наших игроков спел чант в поддержку Жозе Моуриньо Хесусу в лицо. Вот с чем мы должны были бороться. С нашим приходом игроки начали понимать какие ценности правильные, а какие – не очень. Тому Кэрролу пришлось через это пройти. Он прекрасно начал во время предсезонки в Соединенных Штатах, но Майкл Доусон запустил мяч ему в лицо. Он был оглушен и у него закружилась голова. Вступил в силу протокол о травмах головы. Он должен был тренироваться отдельно и без мяча, однако он хотел тренироваться с мячом и с основной группой. Он был разочарован и из-за этого потерял уважение к Хесусу. Я очень четко дал ему понять, что, если кто-то станет попусту беспокоить Хесуса, врача или Мигеля, я буду считать, что подобное отношение направлено непосредственно на меня, потому что они – продолжение меня. Если после подобного разъяснения игрок все понимал, инцидент считался исчерпанным. Если нет - наши отношения подходили к концу. Через это прошли Дэнни Роуз, Ян Фертонген, Эрик Дайер, Муса Сиссоко и еще несколько человек. Остались те, кто приняли новые правила. Я часто разговариваю с Марсело Бьелсой о том, что время многое изменило в процессе подготовки игроков. Это правда, изменения значительные, но наша задача состоит в том, чтобы познакомить их с теми аспектами игры, которые потерялись по пути. Парнишка, который играет в футбол сегодня, такой же, как и сорок лет назад. Он чувствует то же самое, когда бьет по мячу, даже несмотря на то, что их больше не делают из кожи, а поле в большей степени искусственное, чем травяное. В первую очередь тренер из академии должен быть учителем, который прививает игроку правильные жизненные ценности. Он больше сфокусирован на будущем, чем на «здесь и сейчас». Всякий раз, когда я в полдень прогуливаюсь по нашей тренировочной базе (поля поддерживаются в великолепном состоянии), я останавливаюсь посмотреть на тренировки ребят от 8 до 12 лет. Я наблюдаю за ними очень внимательно. Такое же ли у них отношение к игре, как было у нас? Способны ли они продолжать играть, позабыв о еде и сне? Ответ – да. Проблема в том, что их страсть к игре быстро исчезает в наши дни. Потому что, если парнишка способен на дриблинге пройти троих, несколько человек уже ждут в очереди, чтобы стать его агентами и предложить ему богатство и славу. Когда игра превращается в профессию, вы начинаете терять желание играть. Я часто вспоминаю фото Деле Алли в Ватсап. Джон говорит, что, когда кормушка полна, свиньи сбегаются отовсюду. Голос тренера должен быть главным для игрока, но сейчас они слушают множество других, особенно тех, кто обещает им целый мир. Более того, некоторые клубы не очень честны в подписании молодых игроков и определении их зарплат. Парадокс в том, что большинство аспектов футбола, которые убивают удовольствие от игры для молодых ребят, в конечном итоге, привели нас сюда: мы никогда бы не заработали столько денег, если бы в футболе не вращались столь огромные деньги. Аргентинский писатель Хосе Нароски сказал: «Кто бы ни променял свое счастье на деньги, не сможет променять деньги на счастье». В этом контексте, как нам убедить подростков и их родителей в том, что мы делаем, если другие клубы предлагают большие деньги? Для нас это - борьба. Если вы попросите Кэмерона Картера-Викерса расшибиться о стену, он переспросит: "Тренер, хотите, чтобы я сделал это дважды?" Но это частный случай. Какое общество мы построим, если только деньги, успешность и материальные ценности будут иметь значение? Определенно, такой мир нельзя будет назвать духовным. Джон МакДермот рассказал мне, что раньше основной причиной смерти молодых людей (от 18 до 35) в западном мире была автокатастрофа. Теперь это самоубийство. С этим миром что-то не так. Что в голове у этих молодых игроков? Откуда в них столько отчаянья? Ты должен попытаться понять их, но это трудоемкая работа. Пять минут до разминки, бутсы на ногах, форма надета – практически все они уставились в свои телефоны. Это что, настолько важно, получили ли вы новое сообщение именно в эту минуту? Это же бессмыслица какая-то. Вы должны сфокусироваться на тренировке, на самосовершенствовании, на том, чтобы приложить все усилия, на том чтобы получить удовольствие от процесса. Но как помешать им уткнуться в свои телефоны, если они все это делают? Если просто запретить, это приведет к конфликту. Моя работа состоит в том, чтобы заставить их понять, что они должны относиться к тренировкам и своей профессии по-другому. Мне сказали, что Джон показал нашим игрокам U-16 и U-18 одну из моих недавних пресс-конференций, где я говорил о нашей философии. Что ж, это тоже способ донести до них наши ценности. Иногда я смотрю, как играют U-16 и U-18 и также U-21. Но мой анализ конкретного игрока не будет полным до тех пор, пока я не увижу, как он действует в защите против Харри Кейна или уходит от Виктора Ваньямы. Большинство получат свой шанс. Уж если мы приоткрыли эту дверь, наша задача состоит в том, чтобы создать среду, в которой игроки смогут направлять свою энергию. Мы пытаемся дать игрокам почувствовать уверенность в себе и позволить им выразить себя. Но источником этой энергии должна быть их собственная мотивация; мы не можем поддерживать в них страсть к игре на протяжении всего сезона или в течении всей карьеры. При этом, эта страсть должна идти рука об руку с рациональностью. Мы должны сформировать для них особый тип мышления, чтобы они хотели делать то, что нам нужно. Попасть в первую команду – это лишь первая глава из многих. Дальше они должны выработать правильную ментальность, для того, чтобы остаться с нами и продолжить совершенствоваться. Идеальный пример – Харри Кейн. Игрок, который понял нас, выработал новые привычки и сейчас максимально использует все свои сильные стороны. Когда я появился в клубе, он был в прострации. Ему трудно было разглядеть свое будущее в команде, перед ним было двое или трое нападающих – претендентов на основной состав, он без конца мотался по арендам. Это было вдвойне мучительно для него, ведь он - фанат «Тоттенхэма». Тут клуб неожиданно нанимает аргентинского тренера, и я почувствовал, что он готов все бросить: «Уверен, этот тренер захочет купить какого-нибудь известного нападающего». Это были тяжелые несколько месяцев, потому что изначально мы не ладили. Он был в плохой форме, в 21 год у него были привычки тридцатилетнего игрока, много повидавшего в жизни. Человеческая природа такова, что в определенный момент человек успокаивается и перестает делать те, казалось бы, незначительные вещи, которые, однако, жизненно необходимы для того, чтобы продолжать побеждать. У меня было несколько жестких разговоров с Харри, и я дал ему понять, что он должен быть готов всегда, независимо от того, когда появится возможность проявить себя. Слава или высокая трансферная стоимость не обеспечат попадание в стартовый состав, только усердная работа. Харри был достаточно скромным, слушал, что ему говорят и следовал советам. Мы объяснили ему, как улучшить свою игру. Наконец, пришел его час. Он сыграл, а потом сыграл снова. Наблюдая его прогресс молодые игроки из академии понимали, что мы держим свое слово. Сейчас Кейн – воин. Он всегда им был, но до какого-то момента не понимал этого. Я не говорю о качествах или чертах характера, я говорю о его исключительной ментальной силе, позволяющей ему оставаться в мировой элите. Я искренне верю, что Харри Кейн – лучший игрок в мире, когда мы говорим о его ментальной силе, его силе воли и способности идти к результату. Он абсолютно сфокусирован на своей игре. У него дом в Эссексе, но он купил другой, поближе к тренировочной базе, где живет в течении недели. Он всегда первым приезжает на тренировку и последним уезжает. Он любит присоединиться к беседе, когда к нам приезжает кто-нибудь из мира футбола с другим опытом. Он впитывает как губка любую информацию о футболе, и сам любит участвовать в дискуссии. И в такие моменты остальной мир для него перестает существовать. Мы оба ценим подобные моменты.
0.00
22
6
0.00
10
0
0.00
10
0
0.00
10
0
0.00
0
1
0.00
0
1
0.00
0
1
0.00
3
1
0.00
3
1
0.00
3
1
0.00
11
1
0.00
11
1
0.00
11
1
0.00
5
2
0.00
5
2
0.00
5
2
0.00
0
0
0.00
0
0
0.00
0
0

dmimigобновлен
Маскоты клубов АПЛ. Часть первая.
0.00
7
2

dmimigобновлен
Маскоты клубов АПЛ. Часть первая.
0.00
7
2

dmimigобновлен
Маскоты клубов АПЛ. Часть первая.
0.00
7
2