Получи приложение Scorum BlogУстанови и читай в любое время

Футбол / история футбола

deputat
ЙОХАН КРОЙФ: ТАКТИЧЕСКИЙ МАСТЕР-КЛАСС
ЙОХАН КРОЙФ // Аякс: 1985–1988 гг.; Барселона: 1988-1996 гг. Йохан Кройф, без сомнения, является одной из самых влиятельных фигур в истории мирового футбола. Его карьера игрока феноменальна, она включает в себя три победы подряд в Кубке чемпионов с великой командой Аякса 1970-х годов и финал Чемпионата мира с Нидерландами, в 1974 году. Но его работа в качестве тренера, характеризующаяся непоколебимой приверженностью атакующему и привлекательному стилю игры, еще больше укрепляет его футбольное наследие. Кройф руководил двумя командами за период чуть более 10 лет: Аяксом (1985–1988 гг.), и в период с 1988 по 1996 год, Барселоной — клубом, в котором он создал команду "серийных" победителей, выигравших четыре чемпионских титула подряд, в период между 1991 и 1994 годами, они также выиграли Кубок европейских чемпионов 1992 года и стали известны в футбольном фольклоре как "Дрим Тим". Перевод познавательной статьи тактического характера о Легендарном Йохане Кройфе Его философия была основана на методологии тотального футбола, которую он практиковал, будучи игроком великого голландского клуба под руководством Ринуса Михелса. Сам Михелс находился под влиянием другой культовой и винтажной команды - сборной Венгрии периода 1950-х годов с Ференцом Пушкашом и Шандором Кочишем, известных как "Могучие" или "Волшебные мадьяры". Владение мячом, подвижность, смена позиций и использование всего поля были отличительными чертами / признаками тренерской философии / почерка Йохана Кройфа. "Футбол состоит из двух вещей. Во-первых, когда у тебя мяч, ты должен уметь правильно его передавать. Во-вторых, когда мяч передается вам, вы должны уметь его контролировать. Если вы не контролируете его, вы не можете его правильно передать". КОНТРОЛЬ - ПЕРЕДАЧА Также известна его концепция построения структур в виде ромбов / треугольников - цель которой заключается в помощи своему напарнику (отойти от игрока с мячом - дать ему варианты для передачи - образуя фигуры в виде треугольников, или ромбов). СТИЛЬ ИГРЫ Приоритетом Кройфа, как и любого тренера на профессиональном футбольном уровне были победы и как следствие результат. Но он считал, что лучший способ обеспечить победу и результат — это наступательный стиль игры, благодаря которому его команды будут делать все возможное, чтобы доминировать в каждой игре. Его одержимость владением мячом привела к разработке модели, основанной на ромбах: каждый игрок, независимо от своего местоположения на поле, должен был расположиться так, чтобы сформировать относительно других эту геометрическую форму. Он считал это идеальной основой, с которой его команда могла постоянно удерживать и контролировать мяч, всегда предлагая игроку с мячом несколько вариантов для передачи. Это было то, что он называл ромбовидной схемой - но позиционный футбол, который проповедовал Кройф, не всегда было легко понять. Это было возможно, но только до тех пор, пока его игроки разделяли его собственное глубокое понимание игры — понимание, которое позволяло им решать, когда приближаться к товарищам по команде, а когда нет. Владение мячом само по себе не интересовало Кройфа. Он хотел, чтобы его игроки понимали, что для того, чтобы удержать мяч и двигаться к воротам соперника, его нужно постоянно двигать. Это было ключом к созданию дисбаланса в структуре соперника и образованию пространств, которые позволили бы им проникнуть в опасные зоны. В то же время он хотел, чтобы его команда постоянно сохраняла компактный блок. Это позволило бы игрокам на протяжении всей игры гармонично обмениваться позициями и облегчать, или ускорять реорганизацию формы, когда они теряли владение мячом. И чем ближе они были друг к другу, тем легче было отыграться, даже если потеря мяча происходила на чужой половине поля. Исходя из всего этого, Кройф в свое время в Барселоне полагался на использование двух тактических схем: 3-4-3 и 4-3-3. АТАКУЮЩАЯ ФАЗА ИГРЫ Все начиналось с надлежащего подбора состава защиты. Кройф выбирал нетрадиционную тройку защитников: одного центрального защитника – Рональда Кумана, или Мигеля Анхеля Надаля – и двух крайних защитников в лице Альберта Феррера и Серхи Бархуана, или Хуана Карлоса. Однако ожидалось, что крайние защитники будут постоянно присоединяться к атаке; в результате линия защиты часто состояла только из одного центрального защитника и опускающегося к нему опорника – Луиса Миллы, Пепа Гвардиолы, или Хосе Рамона Алексанко. Ни один из них не был известен какими-то экстраординарными физическими данными. Роль крайних защитников в командах Кройфа была фундаментальной, поскольку это позволяло "расширять поле". Феррер и Серхи продвигались вперед как традиционные фланговые игроки, что позволяло вингерам — чаще всего Христо Стоичкову и Андони Гойкоэчеа — перемещаться в центральные зоны и сокращать дистанцию ​​до Михаэля Лаудрупа, игравшего на позиции центрального нападающего. Отголоски этого можно увидеть в Ливерпуле Юргена Клоппа, в которой Александер-Арнольд и Робертсон так же часто обеспечивают ширину поля, которая позволяет Садио Мане и Салаху "дрейфовать" в опасных полупространства. Однако так было не всегда — Кройф хотел, чтобы его крайние защитники имели возможность смещаться в центральные зоны. Это не только давало бы больше пространства для атакующих игроков, но обеспечивало центральному полузащитнику больше возможностей для передачи игроку, находящемуся поблизости. В дальнейшем развитие роли и игры Лаудрупа — лучшего игрока Дании — стало одним из величайших нововведений Кройфа. Его появление в схеме голландца связано с использованием давно забытой на тот момент тактической фигуры: ложной девятки. Присоединившись к Барселоне, летом 1988 года, Кройф унаследовал как минимум одного традиционного центрального нападающего в лице Гари Линекера. Но вскоре Йохан убедил себя, что для реализации его философии ему нужен игрок с другими характеристиками: большей подвижностью и большей вовлеченностью в построение командной структуры. Это не означало, что роль центрального нападающего была полностью исключена — в последующие сезоны Кройф использовал таких результативных бомбардиров, как Ромарио и Хулио Салинаса. Последний играл в стартовом составе вместе с Христо Стоичковым в финальной победной игре Кубка европейских чемпионов 1992 года над Сампдорией, проходившей на Уэмбли, а Лаудруп действовал позади них. Но гениальность его идей воплотилась в жизнь еще больше, когда Лаудруп играл ложную девятку в новой системе, отголоски которой можно было увидеть в Барселоне два десятилетия спустя, когда Гвардиола решил таким же образом использовать Лионеля Месси. Лаудруп был футболистом с потрясающим чувством позиции. Больше привыкший к роли ассистента и обладающий отменным умением передачи, чем к забиванию голов, он обладал идеальными качествами для позиционного стиля игры, которого так желал Кройф. Роль ложной девятки требовала, чтобы Лаудруп покидал зону центрального нападающего, где он начинал игры, чтобы он мог играть вместе с атакующими полузащитниками — чаще всего с Эусебио Сакристаном, Чики Бегиристайном и Хосе Мари Бакеро — или с вингерами, что вызывало путаницу у соперников, так как центральные защитники больше привыкли играть / часто были нацелены на игру против традиционных центральных нападающих. Динамичные движения, которые требовались от ложной девятки, и возникающий в результате этого дисбаланс в оборонительных линиях соперника также позволили полузащитникам легко занимать отличные позиции для ударов. Стратегия, разработанная Кройфом, преследовала еще одну цель: создание численного превосходства в полузащите, которое помогло сохранять владение и контроль над мячом, обеспечивая при этом допустимые варианты игры в образуемой ромбовидной структуре. Требуя одного из своих вингеров или крайних защитников смещения в центр, тем самым он хотел, чтобы его команда сохраняла доступные линии для передач, при этом сокращая расстояние между игроками. Он считал это необходимым условием для достижения быстрой циркуляции мяча. В ситуациях, когда команда соперника оказывала давление с помощью высокого прессинга, голкипер Андони Субисаррета мог отдать передачу на среднюю дистанцию ​​в зону опорного полузащитника, или сделать длинную передачу в сторону одного из крайних защитников. Это потребовало постепенного изменения в навыках и умениях, которые требовались от голкиперов. Если соперник позиционировался в низком блоке, игра всегда начиналась с вратаря. С мячом в ногах у Субисарреты были варианты сыграть с Куманом или центральным игроком полузащитной линии, чтобы затем постепенно наращивать прогресс команды в продвижении вперед. Крайние защитники, в зависимости от скорости движения мяча и движения вингеров должны были продвигаться вперед или становиться доступными в центре. Оказавшись на половине поля соперника, ожидалось, что те, кто был близок к мячу, найдут место и предложат себя в качестве вариантов для передачи. Однако одновременно с этим игроки на противоположной стороне поля должны были сохранить свои позиции — только таким образом команда могла сохранить максимальную ширину, которую требовал Кройф. Летом 1993 года пришел Ромарио — после того как Лаудруп ушел в Реал Мадрид, что породило множественные дискуссии. В качестве центрального нападающего бразилец заставил своих товарищей по команде изменить свой привычный стиль игры. Это существенно изменило модель Кройфа, предоставив ей смертоносного игрока в штрафной площади, но ограничив прежнюю динамику команды снаружи в вокруг неё. ЗАЩИТНАЯ ФАЗА ИГРЫ Защищайтесь - атакуя. В этом заключалась суть идеи игры в защите Йохана Кройфа, и именно поэтому его склонность к наступательной игре была так сильна. В ситуациях, когда Барселона играла в обороне, опорный полузащитник — например, Гвардиола — мог опускаться и действовать как второй центральный защитник. Крайние защитники при этом занимали более традиционные оборонительные позиции, поскольку 3-4-3 (при владении мячом) Кройфа преобразовалась в более привычную схему 4-3-3 (без мяча). Если команда изначально играла по схеме 4-3-3, с двумя центральными защитниками, опорный полузащитник был в центральной зоне поля, которая была естественной для его игры. Это можно увидеть в команде Кройфа, а именно команде финала Лиги чемпионов 1994 года против Милана, где Гвардиола располагался глубоко в полузащите, перед Куманом и Надалем. За исключением крайних защитников, от остальных игроков в системе Кройфа не требовалось совершения горизонтальных и вертикальных перемещений, в случае, когда команда владела мячом. Его команды редко применяли сильный или интенсивный контрпрессинг сразу после потери мяча — это давало противнику время и пространство для контратак и часто делало линию защиты команды Кройфа уязвимой при переходах в оборону. Неслучайно его Барселона пропустила много голов. Его защитная стратегия в целом была основана на расположении игроков, а не на каком-либо физическом превосходстве. Доказательством этого был Гвардиола - технически одаренный и умный игрок, а не бегунок - надлежащим образом исполняющим роль в качестве оборонительного стержня. Кройф считал, что правильное расположение его игроков позволит более эффективно и продолжительно владеть мячом, а затем быстро возвращать его. "Если не терять мяч в начальной - развивающей фазе игры, то в таком случае очень сложно получить контратаку", — отметил он. Конечно, даже его команды иногда теряли мяч – и когда это происходило, то контратаки были самым эффективным способом противодействия. В схеме 3-4-3, когда Гвардиола не выполнял роль второго центрального защитника, команда получала одаренного игрока в центре поля, который присоединялся к Куману, при этом имея возможность играть как назад, так и в атаку. Однако это представляло риск для игрока, не привыкшего в одиночку действовать в последней линии обороны – любая ошибка, вызванная прессингом соперника, могла сразу превратиться в возможность забить гол. За Гвардиолой, Куманом и компанией располагался вратарь традиционной школы Субисаррета, не привыкший часто играть ногами. Под давлением он часто прибегал к игре длинными передачами без четкого принимающего игрока (заранее обозначенного), то есть он не искал ближайшего товарища по команде. Кройф был в этом плане (модернизации игры вратарей) новатором, который хотел, чтобы его голкиперы участвовали в построении игры команды и самостоятельно создавали варианты для паса. Субисаретта не был таким, но мы можем видеть влияние намерений Кройфа в командах Гвардиолы сейчас — не в последнюю очередь в игре нынешнего голкипера Манчестер Сити Эдерсона, у которого точность и дальность паса как у полевого игрока, и он постоянно ищет варианты паса на ближнего игрока / одновременно с этим предлагая себя (в случае наличия такой возможности). Голкипер должен создавать линию для паса, помогать команде создавать численное преимущество в определенной зоне футбольного поля.Конечно, наследие Кройфа сохраняется не только благодаря Гвардиоле. Такой тренер, как Марсело Бьелса, разделяет тот же новаторский дух, что и голландец, оставаясь верным своему взгляду на футбол как на зрелище, и это стоит превыше всего. В Гвардиоле, Бьелсе и других сохраняется фундаментальная идея Кройфа: в футболе Вы должны забить на один гол больше, чем соперники. СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ И ЛЮБИТЕ, НАСЛАЖДАЙТЕСЬ ФУТБОЛОМ
0.00
3
0

deputat
ЙОХАН КРОЙФ: ТАКТИЧЕСКИЙ МАСТЕР-КЛАСС
ЙОХАН КРОЙФ // Аякс: 1985–1988 гг.; Барселона: 1988-1996 гг. Йохан Кройф, без сомнения, является одной из самых влиятельных фигур в истории мирового футбола. Его карьера игрока феноменальна, она включает в себя три победы подряд в Кубке чемпионов с великой командой Аякса 1970-х годов и финал Чемпионата мира с Нидерландами, в 1974 году. Но его работа в качестве тренера, характеризующаяся непоколебимой приверженностью атакующему и привлекательному стилю игры, еще больше укрепляет его футбольное наследие. Кройф руководил двумя командами за период чуть более 10 лет: Аяксом (1985–1988 гг.), и в период с 1988 по 1996 год, Барселоной — клубом, в котором он создал команду "серийных" победителей, выигравших четыре чемпионских титула подряд, в период между 1991 и 1994 годами, они также выиграли Кубок европейских чемпионов 1992 года и стали известны в футбольном фольклоре как "Дрим Тим". Перевод познавательной статьи тактического характера о Легендарном Йохане Кройфе Его философия была основана на методологии тотального футбола, которую он практиковал, будучи игроком великого голландского клуба под руководством Ринуса Михелса. Сам Михелс находился под влиянием другой культовой и винтажной команды - сборной Венгрии периода 1950-х годов с Ференцом Пушкашом и Шандором Кочишем, известных как "Могучие" или "Волшебные мадьяры". Владение мячом, подвижность, смена позиций и использование всего поля были отличительными чертами / признаками тренерской философии / почерка Йохана Кройфа. "Футбол состоит из двух вещей. Во-первых, когда у тебя мяч, ты должен уметь правильно его передавать. Во-вторых, когда мяч передается вам, вы должны уметь его контролировать. Если вы не контролируете его, вы не можете его правильно передать". КОНТРОЛЬ - ПЕРЕДАЧА Также известна его концепция построения структур в виде ромбов / треугольников - цель которой заключается в помощи своему напарнику (отойти от игрока с мячом - дать ему варианты для передачи - образуя фигуры в виде треугольников, или ромбов). СТИЛЬ ИГРЫ Приоритетом Кройфа, как и любого тренера на профессиональном футбольном уровне были победы и как следствие результат. Но он считал, что лучший способ обеспечить победу и результат — это наступательный стиль игры, благодаря которому его команды будут делать все возможное, чтобы доминировать в каждой игре. Его одержимость владением мячом привела к разработке модели, основанной на ромбах: каждый игрок, независимо от своего местоположения на поле, должен был расположиться так, чтобы сформировать относительно других эту геометрическую форму. Он считал это идеальной основой, с которой его команда могла постоянно удерживать и контролировать мяч, всегда предлагая игроку с мячом несколько вариантов для передачи. Это было то, что он называл ромбовидной схемой - но позиционный футбол, который проповедовал Кройф, не всегда было легко понять. Это было возможно, но только до тех пор, пока его игроки разделяли его собственное глубокое понимание игры — понимание, которое позволяло им решать, когда приближаться к товарищам по команде, а когда нет. Владение мячом само по себе не интересовало Кройфа. Он хотел, чтобы его игроки понимали, что для того, чтобы удержать мяч и двигаться к воротам соперника, его нужно постоянно двигать. Это было ключом к созданию дисбаланса в структуре соперника и образованию пространств, которые позволили бы им проникнуть в опасные зоны. В то же время он хотел, чтобы его команда постоянно сохраняла компактный блок. Это позволило бы игрокам на протяжении всей игры гармонично обмениваться позициями и облегчать, или ускорять реорганизацию формы, когда они теряли владение мячом. И чем ближе они были друг к другу, тем легче было отыграться, даже если потеря мяча происходила на чужой половине поля. Исходя из всего этого, Кройф в свое время в Барселоне полагался на использование двух тактических схем: 3-4-3 и 4-3-3. АТАКУЮЩАЯ ФАЗА ИГРЫ Все начиналось с надлежащего подбора состава защиты. Кройф выбирал нетрадиционную тройку защитников: одного центрального защитника – Рональда Кумана, или Мигеля Анхеля Надаля – и двух крайних защитников в лице Альберта Феррера и Серхи Бархуана, или Хуана Карлоса. Однако ожидалось, что крайние защитники будут постоянно присоединяться к атаке; в результате линия защиты часто состояла только из одного центрального защитника и опускающегося к нему опорника – Луиса Миллы, Пепа Гвардиолы, или Хосе Рамона Алексанко. Ни один из них не был известен какими-то экстраординарными физическими данными. Роль крайних защитников в командах Кройфа была фундаментальной, поскольку это позволяло "расширять поле". Феррер и Серхи продвигались вперед как традиционные фланговые игроки, что позволяло вингерам — чаще всего Христо Стоичкову и Андони Гойкоэчеа — перемещаться в центральные зоны и сокращать дистанцию ​​до Михаэля Лаудрупа, игравшего на позиции центрального нападающего. Отголоски этого можно увидеть в Ливерпуле Юргена Клоппа, в которой Александер-Арнольд и Робертсон так же часто обеспечивают ширину поля, которая позволяет Садио Мане и Салаху "дрейфовать" в опасных полупространства. Однако так было не всегда — Кройф хотел, чтобы его крайние защитники имели возможность смещаться в центральные зоны. Это не только давало бы больше пространства для атакующих игроков, но обеспечивало центральному полузащитнику больше возможностей для передачи игроку, находящемуся поблизости. В дальнейшем развитие роли и игры Лаудрупа — лучшего игрока Дании — стало одним из величайших нововведений Кройфа. Его появление в схеме голландца связано с использованием давно забытой на тот момент тактической фигуры: ложной девятки. Присоединившись к Барселоне, летом 1988 года, Кройф унаследовал как минимум одного традиционного центрального нападающего в лице Гари Линекера. Но вскоре Йохан убедил себя, что для реализации его философии ему нужен игрок с другими характеристиками: большей подвижностью и большей вовлеченностью в построение командной структуры. Это не означало, что роль центрального нападающего была полностью исключена — в последующие сезоны Кройф использовал таких результативных бомбардиров, как Ромарио и Хулио Салинаса. Последний играл в стартовом составе вместе с Христо Стоичковым в финальной победной игре Кубка европейских чемпионов 1992 года над Сампдорией, проходившей на Уэмбли, а Лаудруп действовал позади них. Но гениальность его идей воплотилась в жизнь еще больше, когда Лаудруп играл ложную девятку в новой системе, отголоски которой можно было увидеть в Барселоне два десятилетия спустя, когда Гвардиола решил таким же образом использовать Лионеля Месси. Лаудруп был футболистом с потрясающим чувством позиции. Больше привыкший к роли ассистента и обладающий отменным умением передачи, чем к забиванию голов, он обладал идеальными качествами для позиционного стиля игры, которого так желал Кройф. Роль ложной девятки требовала, чтобы Лаудруп покидал зону центрального нападающего, где он начинал игры, чтобы он мог играть вместе с атакующими полузащитниками — чаще всего с Эусебио Сакристаном, Чики Бегиристайном и Хосе Мари Бакеро — или с вингерами, что вызывало путаницу у соперников, так как центральные защитники больше привыкли играть / часто были нацелены на игру против традиционных центральных нападающих. Динамичные движения, которые требовались от ложной девятки, и возникающий в результате этого дисбаланс в оборонительных линиях соперника также позволили полузащитникам легко занимать отличные позиции для ударов. Стратегия, разработанная Кройфом, преследовала еще одну цель: создание численного превосходства в полузащите, которое помогло сохранять владение и контроль над мячом, обеспечивая при этом допустимые варианты игры в образуемой ромбовидной структуре. Требуя одного из своих вингеров или крайних защитников смещения в центр, тем самым он хотел, чтобы его команда сохраняла доступные линии для передач, при этом сокращая расстояние между игроками. Он считал это необходимым условием для достижения быстрой циркуляции мяча. В ситуациях, когда команда соперника оказывала давление с помощью высокого прессинга, голкипер Андони Субисаррета мог отдать передачу на среднюю дистанцию ​​в зону опорного полузащитника, или сделать длинную передачу в сторону одного из крайних защитников. Это потребовало постепенного изменения в навыках и умениях, которые требовались от голкиперов. Если соперник позиционировался в низком блоке, игра всегда начиналась с вратаря. С мячом в ногах у Субисарреты были варианты сыграть с Куманом или центральным игроком полузащитной линии, чтобы затем постепенно наращивать прогресс команды в продвижении вперед. Крайние защитники, в зависимости от скорости движения мяча и движения вингеров должны были продвигаться вперед или становиться доступными в центре. Оказавшись на половине поля соперника, ожидалось, что те, кто был близок к мячу, найдут место и предложат себя в качестве вариантов для передачи. Однако одновременно с этим игроки на противоположной стороне поля должны были сохранить свои позиции — только таким образом команда могла сохранить максимальную ширину, которую требовал Кройф. Летом 1993 года пришел Ромарио — после того как Лаудруп ушел в Реал Мадрид, что породило множественные дискуссии. В качестве центрального нападающего бразилец заставил своих товарищей по команде изменить свой привычный стиль игры. Это существенно изменило модель Кройфа, предоставив ей смертоносного игрока в штрафной площади, но ограничив прежнюю динамику команды снаружи в вокруг неё. ЗАЩИТНАЯ ФАЗА ИГРЫ Защищайтесь - атакуя. В этом заключалась суть идеи игры в защите Йохана Кройфа, и именно поэтому его склонность к наступательной игре была так сильна. В ситуациях, когда Барселона играла в обороне, опорный полузащитник — например, Гвардиола — мог опускаться и действовать как второй центральный защитник. Крайние защитники при этом занимали более традиционные оборонительные позиции, поскольку 3-4-3 (при владении мячом) Кройфа преобразовалась в более привычную схему 4-3-3 (без мяча). Если команда изначально играла по схеме 4-3-3, с двумя центральными защитниками, опорный полузащитник был в центральной зоне поля, которая была естественной для его игры. Это можно увидеть в команде Кройфа, а именно команде финала Лиги чемпионов 1994 года против Милана, где Гвардиола располагался глубоко в полузащите, перед Куманом и Надалем. За исключением крайних защитников, от остальных игроков в системе Кройфа не требовалось совершения горизонтальных и вертикальных перемещений, в случае, когда команда владела мячом. Его команды редко применяли сильный или интенсивный контрпрессинг сразу после потери мяча — это давало противнику время и пространство для контратак и часто делало линию защиты команды Кройфа уязвимой при переходах в оборону. Неслучайно его Барселона пропустила много голов. Его защитная стратегия в целом была основана на расположении игроков, а не на каком-либо физическом превосходстве. Доказательством этого был Гвардиола - технически одаренный и умный игрок, а не бегунок - надлежащим образом исполняющим роль в качестве оборонительного стержня. Кройф считал, что правильное расположение его игроков позволит более эффективно и продолжительно владеть мячом, а затем быстро возвращать его. "Если не терять мяч в начальной - развивающей фазе игры, то в таком случае очень сложно получить контратаку", — отметил он. Конечно, даже его команды иногда теряли мяч – и когда это происходило, то контратаки были самым эффективным способом противодействия. В схеме 3-4-3, когда Гвардиола не выполнял роль второго центрального защитника, команда получала одаренного игрока в центре поля, который присоединялся к Куману, при этом имея возможность играть как назад, так и в атаку. Однако это представляло риск для игрока, не привыкшего в одиночку действовать в последней линии обороны – любая ошибка, вызванная прессингом соперника, могла сразу превратиться в возможность забить гол. За Гвардиолой, Куманом и компанией располагался вратарь традиционной школы Субисаррета, не привыкший часто играть ногами. Под давлением он часто прибегал к игре длинными передачами без четкого принимающего игрока (заранее обозначенного), то есть он не искал ближайшего товарища по команде. Кройф был в этом плане (модернизации игры вратарей) новатором, который хотел, чтобы его голкиперы участвовали в построении игры команды и самостоятельно создавали варианты для паса. Субисаретта не был таким, но мы можем видеть влияние намерений Кройфа в командах Гвардиолы сейчас — не в последнюю очередь в игре нынешнего голкипера Манчестер Сити Эдерсона, у которого точность и дальность паса как у полевого игрока, и он постоянно ищет варианты паса на ближнего игрока / одновременно с этим предлагая себя (в случае наличия такой возможности). Голкипер должен создавать линию для паса, помогать команде создавать численное преимущество в определенной зоне футбольного поля.Конечно, наследие Кройфа сохраняется не только благодаря Гвардиоле. Такой тренер, как Марсело Бьелса, разделяет тот же новаторский дух, что и голландец, оставаясь верным своему взгляду на футбол как на зрелище, и это стоит превыше всего. В Гвардиоле, Бьелсе и других сохраняется фундаментальная идея Кройфа: в футболе Вы должны забить на один гол больше, чем соперники. СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ И ЛЮБИТЕ, НАСЛАЖДАЙТЕСЬ ФУТБОЛОМ
0.00
3
0

deputat
ЙОХАН КРОЙФ: ТАКТИЧЕСКИЙ МАСТЕР-КЛАСС
ЙОХАН КРОЙФ // Аякс: 1985–1988 гг.; Барселона: 1988-1996 гг. Йохан Кройф, без сомнения, является одной из самых влиятельных фигур в истории мирового футбола. Его карьера игрока феноменальна, она включает в себя три победы подряд в Кубке чемпионов с великой командой Аякса 1970-х годов и финал Чемпионата мира с Нидерландами, в 1974 году. Но его работа в качестве тренера, характеризующаяся непоколебимой приверженностью атакующему и привлекательному стилю игры, еще больше укрепляет его футбольное наследие. Кройф руководил двумя командами за период чуть более 10 лет: Аяксом (1985–1988 гг.), и в период с 1988 по 1996 год, Барселоной — клубом, в котором он создал команду "серийных" победителей, выигравших четыре чемпионских титула подряд, в период между 1991 и 1994 годами, они также выиграли Кубок европейских чемпионов 1992 года и стали известны в футбольном фольклоре как "Дрим Тим". Перевод познавательной статьи тактического характера о Легендарном Йохане Кройфе Его философия была основана на методологии тотального футбола, которую он практиковал, будучи игроком великого голландского клуба под руководством Ринуса Михелса. Сам Михелс находился под влиянием другой культовой и винтажной команды - сборной Венгрии периода 1950-х годов с Ференцом Пушкашом и Шандором Кочишем, известных как "Могучие" или "Волшебные мадьяры". Владение мячом, подвижность, смена позиций и использование всего поля были отличительными чертами / признаками тренерской философии / почерка Йохана Кройфа. "Футбол состоит из двух вещей. Во-первых, когда у тебя мяч, ты должен уметь правильно его передавать. Во-вторых, когда мяч передается вам, вы должны уметь его контролировать. Если вы не контролируете его, вы не можете его правильно передать". КОНТРОЛЬ - ПЕРЕДАЧА Также известна его концепция построения структур в виде ромбов / треугольников - цель которой заключается в помощи своему напарнику (отойти от игрока с мячом - дать ему варианты для передачи - образуя фигуры в виде треугольников, или ромбов). СТИЛЬ ИГРЫ Приоритетом Кройфа, как и любого тренера на профессиональном футбольном уровне были победы и как следствие результат. Но он считал, что лучший способ обеспечить победу и результат — это наступательный стиль игры, благодаря которому его команды будут делать все возможное, чтобы доминировать в каждой игре. Его одержимость владением мячом привела к разработке модели, основанной на ромбах: каждый игрок, независимо от своего местоположения на поле, должен был расположиться так, чтобы сформировать относительно других эту геометрическую форму. Он считал это идеальной основой, с которой его команда могла постоянно удерживать и контролировать мяч, всегда предлагая игроку с мячом несколько вариантов для передачи. Это было то, что он называл ромбовидной схемой - но позиционный футбол, который проповедовал Кройф, не всегда было легко понять. Это было возможно, но только до тех пор, пока его игроки разделяли его собственное глубокое понимание игры — понимание, которое позволяло им решать, когда приближаться к товарищам по команде, а когда нет. Владение мячом само по себе не интересовало Кройфа. Он хотел, чтобы его игроки понимали, что для того, чтобы удержать мяч и двигаться к воротам соперника, его нужно постоянно двигать. Это было ключом к созданию дисбаланса в структуре соперника и образованию пространств, которые позволили бы им проникнуть в опасные зоны. В то же время он хотел, чтобы его команда постоянно сохраняла компактный блок. Это позволило бы игрокам на протяжении всей игры гармонично обмениваться позициями и облегчать, или ускорять реорганизацию формы, когда они теряли владение мячом. И чем ближе они были друг к другу, тем легче было отыграться, даже если потеря мяча происходила на чужой половине поля. Исходя из всего этого, Кройф в свое время в Барселоне полагался на использование двух тактических схем: 3-4-3 и 4-3-3. АТАКУЮЩАЯ ФАЗА ИГРЫ Все начиналось с надлежащего подбора состава защиты. Кройф выбирал нетрадиционную тройку защитников: одного центрального защитника – Рональда Кумана, или Мигеля Анхеля Надаля – и двух крайних защитников в лице Альберта Феррера и Серхи Бархуана, или Хуана Карлоса. Однако ожидалось, что крайние защитники будут постоянно присоединяться к атаке; в результате линия защиты часто состояла только из одного центрального защитника и опускающегося к нему опорника – Луиса Миллы, Пепа Гвардиолы, или Хосе Рамона Алексанко. Ни один из них не был известен какими-то экстраординарными физическими данными. Роль крайних защитников в командах Кройфа была фундаментальной, поскольку это позволяло "расширять поле". Феррер и Серхи продвигались вперед как традиционные фланговые игроки, что позволяло вингерам — чаще всего Христо Стоичкову и Андони Гойкоэчеа — перемещаться в центральные зоны и сокращать дистанцию ​​до Михаэля Лаудрупа, игравшего на позиции центрального нападающего. Отголоски этого можно увидеть в Ливерпуле Юргена Клоппа, в которой Александер-Арнольд и Робертсон так же часто обеспечивают ширину поля, которая позволяет Садио Мане и Салаху "дрейфовать" в опасных полупространства. Однако так было не всегда — Кройф хотел, чтобы его крайние защитники имели возможность смещаться в центральные зоны. Это не только давало бы больше пространства для атакующих игроков, но обеспечивало центральному полузащитнику больше возможностей для передачи игроку, находящемуся поблизости. В дальнейшем развитие роли и игры Лаудрупа — лучшего игрока Дании — стало одним из величайших нововведений Кройфа. Его появление в схеме голландца связано с использованием давно забытой на тот момент тактической фигуры: ложной девятки. Присоединившись к Барселоне, летом 1988 года, Кройф унаследовал как минимум одного традиционного центрального нападающего в лице Гари Линекера. Но вскоре Йохан убедил себя, что для реализации его философии ему нужен игрок с другими характеристиками: большей подвижностью и большей вовлеченностью в построение командной структуры. Это не означало, что роль центрального нападающего была полностью исключена — в последующие сезоны Кройф использовал таких результативных бомбардиров, как Ромарио и Хулио Салинаса. Последний играл в стартовом составе вместе с Христо Стоичковым в финальной победной игре Кубка европейских чемпионов 1992 года над Сампдорией, проходившей на Уэмбли, а Лаудруп действовал позади них. Но гениальность его идей воплотилась в жизнь еще больше, когда Лаудруп играл ложную девятку в новой системе, отголоски которой можно было увидеть в Барселоне два десятилетия спустя, когда Гвардиола решил таким же образом использовать Лионеля Месси. Лаудруп был футболистом с потрясающим чувством позиции. Больше привыкший к роли ассистента и обладающий отменным умением передачи, чем к забиванию голов, он обладал идеальными качествами для позиционного стиля игры, которого так желал Кройф. Роль ложной девятки требовала, чтобы Лаудруп покидал зону центрального нападающего, где он начинал игры, чтобы он мог играть вместе с атакующими полузащитниками — чаще всего с Эусебио Сакристаном, Чики Бегиристайном и Хосе Мари Бакеро — или с вингерами, что вызывало путаницу у соперников, так как центральные защитники больше привыкли играть / часто были нацелены на игру против традиционных центральных нападающих. Динамичные движения, которые требовались от ложной девятки, и возникающий в результате этого дисбаланс в оборонительных линиях соперника также позволили полузащитникам легко занимать отличные позиции для ударов. Стратегия, разработанная Кройфом, преследовала еще одну цель: создание численного превосходства в полузащите, которое помогло сохранять владение и контроль над мячом, обеспечивая при этом допустимые варианты игры в образуемой ромбовидной структуре. Требуя одного из своих вингеров или крайних защитников смещения в центр, тем самым он хотел, чтобы его команда сохраняла доступные линии для передач, при этом сокращая расстояние между игроками. Он считал это необходимым условием для достижения быстрой циркуляции мяча. В ситуациях, когда команда соперника оказывала давление с помощью высокого прессинга, голкипер Андони Субисаррета мог отдать передачу на среднюю дистанцию ​​в зону опорного полузащитника, или сделать длинную передачу в сторону одного из крайних защитников. Это потребовало постепенного изменения в навыках и умениях, которые требовались от голкиперов. Если соперник позиционировался в низком блоке, игра всегда начиналась с вратаря. С мячом в ногах у Субисарреты были варианты сыграть с Куманом или центральным игроком полузащитной линии, чтобы затем постепенно наращивать прогресс команды в продвижении вперед. Крайние защитники, в зависимости от скорости движения мяча и движения вингеров должны были продвигаться вперед или становиться доступными в центре. Оказавшись на половине поля соперника, ожидалось, что те, кто был близок к мячу, найдут место и предложат себя в качестве вариантов для передачи. Однако одновременно с этим игроки на противоположной стороне поля должны были сохранить свои позиции — только таким образом команда могла сохранить максимальную ширину, которую требовал Кройф. Летом 1993 года пришел Ромарио — после того как Лаудруп ушел в Реал Мадрид, что породило множественные дискуссии. В качестве центрального нападающего бразилец заставил своих товарищей по команде изменить свой привычный стиль игры. Это существенно изменило модель Кройфа, предоставив ей смертоносного игрока в штрафной площади, но ограничив прежнюю динамику команды снаружи в вокруг неё. ЗАЩИТНАЯ ФАЗА ИГРЫ Защищайтесь - атакуя. В этом заключалась суть идеи игры в защите Йохана Кройфа, и именно поэтому его склонность к наступательной игре была так сильна. В ситуациях, когда Барселона играла в обороне, опорный полузащитник — например, Гвардиола — мог опускаться и действовать как второй центральный защитник. Крайние защитники при этом занимали более традиционные оборонительные позиции, поскольку 3-4-3 (при владении мячом) Кройфа преобразовалась в более привычную схему 4-3-3 (без мяча). Если команда изначально играла по схеме 4-3-3, с двумя центральными защитниками, опорный полузащитник был в центральной зоне поля, которая была естественной для его игры. Это можно увидеть в команде Кройфа, а именно команде финала Лиги чемпионов 1994 года против Милана, где Гвардиола располагался глубоко в полузащите, перед Куманом и Надалем. За исключением крайних защитников, от остальных игроков в системе Кройфа не требовалось совершения горизонтальных и вертикальных перемещений, в случае, когда команда владела мячом. Его команды редко применяли сильный или интенсивный контрпрессинг сразу после потери мяча — это давало противнику время и пространство для контратак и часто делало линию защиты команды Кройфа уязвимой при переходах в оборону. Неслучайно его Барселона пропустила много голов. Его защитная стратегия в целом была основана на расположении игроков, а не на каком-либо физическом превосходстве. Доказательством этого был Гвардиола - технически одаренный и умный игрок, а не бегунок - надлежащим образом исполняющим роль в качестве оборонительного стержня. Кройф считал, что правильное расположение его игроков позволит более эффективно и продолжительно владеть мячом, а затем быстро возвращать его. "Если не терять мяч в начальной - развивающей фазе игры, то в таком случае очень сложно получить контратаку", — отметил он. Конечно, даже его команды иногда теряли мяч – и когда это происходило, то контратаки были самым эффективным способом противодействия. В схеме 3-4-3, когда Гвардиола не выполнял роль второго центрального защитника, команда получала одаренного игрока в центре поля, который присоединялся к Куману, при этом имея возможность играть как назад, так и в атаку. Однако это представляло риск для игрока, не привыкшего в одиночку действовать в последней линии обороны – любая ошибка, вызванная прессингом соперника, могла сразу превратиться в возможность забить гол. За Гвардиолой, Куманом и компанией располагался вратарь традиционной школы Субисаррета, не привыкший часто играть ногами. Под давлением он часто прибегал к игре длинными передачами без четкого принимающего игрока (заранее обозначенного), то есть он не искал ближайшего товарища по команде. Кройф был в этом плане (модернизации игры вратарей) новатором, который хотел, чтобы его голкиперы участвовали в построении игры команды и самостоятельно создавали варианты для паса. Субисаретта не был таким, но мы можем видеть влияние намерений Кройфа в командах Гвардиолы сейчас — не в последнюю очередь в игре нынешнего голкипера Манчестер Сити Эдерсона, у которого точность и дальность паса как у полевого игрока, и он постоянно ищет варианты паса на ближнего игрока / одновременно с этим предлагая себя (в случае наличия такой возможности). Голкипер должен создавать линию для паса, помогать команде создавать численное преимущество в определенной зоне футбольного поля.Конечно, наследие Кройфа сохраняется не только благодаря Гвардиоле. Такой тренер, как Марсело Бьелса, разделяет тот же новаторский дух, что и голландец, оставаясь верным своему взгляду на футбол как на зрелище, и это стоит превыше всего. В Гвардиоле, Бьелсе и других сохраняется фундаментальная идея Кройфа: в футболе Вы должны забить на один гол больше, чем соперники. СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ И ЛЮБИТЕ, НАСЛАЖДАЙТЕСЬ ФУТБОЛОМ
0.00
3
0
0.00
4
0
0.00
4
0
0.00
4
0
0.00
3
0
0.00
3
0
0.00
3
0
0.00
4
0
0.00
4
0
0.00
4
0
0.00
4
0
0.00
4
0
0.00
4
0
0.00
2
0
0.00
2
0
0.00
2
0
0.00
6
0
0.00
6
0
0.00
6
0
0.00
3
0
0.00
3
0
0.00
3
0